Женские секреты arrow Истории о любви arrow История любви Я все равно тебя люблю
18:09:2020 г.

История любви Я все равно тебя люблю

Image

 

Однажды я решила, что «не могу изменить текущий сценарий событий, но могу выбрать другой». И закрутилась цепочка людей и событий, которые изменили мою жизнь, мой мир.

 

 

ЧАСТЬ I

- Да как можно быть такой еб…!!! – не унималась свекровь. - Нормальная жена мужа на работу собирает!! А ты ни разу моему сыну блинов не напекла!! … Это ты виновата! Даша чуть заикой не осталась, бедный ребенок, она так перепугалась!! Мр…!!! Я Леше, когда он деньги на учебу проиграл, так и сказала, что хороший друг должен был прийти и все мне рассказать!!! А он меня не послушал … - это продолжалось битый час, она собирала в кучу все мыслимые и немыслимые мои прегрешения.

Пташка сидела у меня на руках, пытаясь спрятаться от любимой бабушки, закрывала двери перед ее лицом. - Чего ты двери передо мной закрываешь?!! – рявкнула она, в который раз обвинив меня во всех тяжких. Я вяло защищалась, не переставая удивляться: не делаешь – плохо, делаешь – тоже плохо. Так зачем париться? 

Накануне 8 Марта я выпросила у мужа в подарок модем. У меня был свой ноутбук, на котором в краткие часы досуга я осваивала слепой метод набора текста десятью пальцами. 

- Марин, да зачем он тебе нужен? – распылялся Леша. – Что ты будешь делать в Интернете?

- Буду переписываться с друзьями, мне нужна практика, – настаивала я. Восьмого марта я получила долгожданный подарок. 
Как оказалось, делать в Интернете действительно нечего. В «Одноклассниках» я нашла всех своих давних знакомых и однокурсников из университета, и даже свою первую «садиковскую» любовь. Мальчик, конечно же, очень изменился!

А дальше что? Зарегистрировалась почти во всех соцсетях, но переписываться было по-прежнему не с кем. На странице своего мужа «ВКонтакте», я обнаружила занятное приложение развлекательного характера. С тихим скрежетом зубов я тоже решила себя занять. Суть сайта заключалась в том, что твоим фотографиям ставят оценки и обозначают взаимность симпатии. 
Так начинается переписка с противоположным полом. Разные встречались экземпляры, интересные и не очень. Скорость Интернета оставляла желать лучшего, страницы загружались долго и мучительно. Так случилась, что в очередной раз, когда я выбирала «жертву» для своего общения, и страница зависла, я нечаянно поставила двойку некоему Виктору, примерно неделю я его игнорила.

- Вот зараза, надо написать ему, что я это сделала не специально, - пришлось искать его во «встречах». Как я и думала, ставя ему 5 и обозначая возможность встречи, между нашими аккаунтами возникла взаимная симпатия. Тут же ему написала коротенькую записку со своими извинениями, получила немногословный ответ типа «ничего, бывает». Мы перекинулись еще ничего не значащими репликами, собеседник так себе - «ни о чем», сделала я вывод.

Ну вот, уже час пролетел, пора идти гулять с Пташкой, так я называю свою дочь, ей только-только исполнилось два года. Каждый день одно и тоже, как замкнутый круг, Интернет был спасением, там я нашла и внимание, и комплименты, которыми муж не баловал… Сколько жен, сидящих дома с детьми, чувствовали себя ненужными? Домашние дела и ребенок отнимали почти все время, но я умудрялась, когда Пташка спала, полы были вымыты, а еда приготовлена – окунуться с головой в виртуальное общение с мужчинами. 

Близкие люди, с которыми я жила, молча выражали протест о моем времяпрепровождении, их недовольные лица, говорили громче всяких слов. Я это понимала, но пустила все на самотек, будь, как будет. Мне хотелось личного пространства и свободы. Это, наверное, слишком много для замужней женщины? 
Но мой брак за два с половиной года, под бдительным оком свекрови, стал невыносим. Не сказать, что свекровь была плохая, вздорная женщина, мы просто разные, с разных планет, причем «инопланетянкой» была, конечно же я. Временной отрезок между скандалами, которые она устраивала, сокращался. Вот уж народные мудрости точно о ней: если на ее внучку напала собака, то «виноватых мы назначим», ну и классическое - «нивистка усралась». 

Все разговоры с Лешей по поводу ухода на квартиру заканчивались обещанием, что да, конечно, в следующем месяце обязательно, но проходил месяц, другой – ничего не менялось. Ему удобно жить с его родителями - а что, пришел с работы, открыл холодильник, а там все есть. Бахнулся на диван в позу Аполлона, (нет, к богу любви и красоты он не имел никакого отношения, Аполлон - в смысле статуя, этакая недвижимость в горизонтальном положении) и всё, больше никаких забот. 

Как мы проводили вечера? Никак. Пока у меня не было выхода в Интернет, я садилась рядышком на пол возле дивана и смотрела с ним его футбол. Я хотела быть… как это сказать, «хорошей женой и матерью», старалась угодить всем. В тот период, встречая своих знакомых, на вопрос «как дела?», отвечала неизменно – «все хорошо». Но было ли это «хорошо» правдой? Сейчас, вспоминая свою недолгую супружескую жизнь, знаю ответ. Я обманывала себя каждый день. Спрашивается, зачем замуж вышла? Так получилось … так получилась Пташка.

Но это уже неважно, с появлением Интернета я отрешилась от реальности, и все, что вокруг меня происходило, было уже тоже не важно. Именно тогда я подумала, а много ли надо нам с Пташкой? Вот еще полгодика потерплю, Пташку устроят в сад, я выйду на работу и уйду на квартиру. Хватит с меня этих нервов! И на душе стало легко и свободно, я почувствовала почти полет и эйфорию от этой мысли. Цель есть, остальное вопрос времени. 

После майских праздников я отпросилась у мужа Новороссийск, к Марго - своей подруге. Глоток свежего воздуха для меня, там мне не надо было притворяться и делать вид, что все хорошо. К ней я приезжала пару раз в год. Приходилось отпрашиваться у мужа и свекрови, как семиклассница у «мамочки» на дискотеку. 

Марго, очень необычный человек. Назвать ее гадалкой нельзя, потому что она не пророчит будущее и не снимает порчу, но может видеть ближайшие варианты событий либо действий, которые надо совершить, чтобы получить желаемое, или наоборот, избежать нежелаемого. Хоть для меня это было всего лишь игрой, я с удовольствием принимала в ней участие. 

Основным заработком Марго было преподавание танцев на дому: шест, пластика. Я, конечно же, тоже пыталась освоить пару трюков, но вы даже представить не можете, насколько это больно - висеть на шесте! В конце концов я бросила свои «посильные попытки» научиться двигаться так же, как она. А на шесте Марго неотразима!

В тот день, пока собиралась в дорогу, я успевала отвечать на бесчисленное количество сообщений, которые получала в соцсетях. Красавицей я себя не считаю, но умею привлечь мужское внимание. Раздался характерный звук уведомления о том, что пришло письмо. Оно было от Виктора, того самого, которому поставила «двойку». Вместо общепринятого «привет, как дела?» я прочла «Привет солнце». «Привет, с каких это пор я засияла?» - спросила я. «Просто, ты в аське есть?» «Да, 603…53, добавляйся». 

Осталось мало времени до отправления автобуса, а нужно еще успеть отнести обувь в ремонт. Я выключила ноутбук и направилась в мастерскую. На ходу, через телефон вошла в «аську» и «агент», там я благосклонно приняла предложение «дружить» от Вити. Что за идиотское имя для мальчика? 

«Спасибо», - написал он. - «За что?» - «За то, что согласилась со мной дружить, чем занимаешься?» - «Обувь несу в ремонт». - «Ты с телефона в Интернет вышла?» - «Да, я всегда не связи)))» - «Мобильная блондинка)))» - «Может и мобильная, но вряд ли блондинка». 
Что за нелепые намеки, возмутилась я про себя.

Хорошо, что Пташку забрали, есть время для себя: душ, педикюр, макияж, укладка, последний штрих. Всё, готова! Вперед, на свободу! Туда, где не надо прятать глаза, где можно быть самой собой!
У Марго, как обычно, полно народу. Девчонки, которые приходили заниматься, частенько засиживались у нее допоздна. Поначалу, когда Марго только начинала свою деятельность на дому, меня раздражали эти посиделки, потому что хотелось поговорить о своем с единственной подругой. 

Но со временем смирилась с данным положением вещей и с удовольствием принимала участие в бурных обсуждениях чьей-либо личной жизни – своей как таковой у меня не было. Да, был муж, но все было размерено и скучно. 

Однообразие воистину угнетало! Что касается постели, каждую ночь, ложась в кровать, я хотела стать маленькой и незаметной, чтобы ребенок продолжал спать, а муж ко мне не прикасался. «Боже, дайте выспаться!» Это всё, что нужно было мне для счастья.

 

И в этот раз у Марго собралось человек пять-шесть девчонок, шумной компашкой мы расположились на лоджии трехкомнатной квартиры, которую снимала моя подруга. Полгода назад она разошлась с мужем и теперь наслаждалась собственным ритмом жизни. Марго гадала всем по очереди, и каждая раскладка сопровождалась шутками и смехом. Подошла моя очередь:

- Марин, давай тебе тоже кинем, - предложила Марго.
- А зачем? Я уже все решила: Пташку в сад, я выйду на работу, получу зарплату и уйду на квартиру вместе с малой, – констатировала я.

- Ну давай кинем, что тебя ожидает, когда ты уйдешь от мужа! – Марго, как никогда была в ударе.
- Ладно, давай, – покорно согласилась я. Марго быстро раскинула карты.

- Марин, а когда ты собираешься уходить? – настороженно спросила она.
- Думаю, через полгода, – предположила я.

- Нет, Марина, твой уход уже на пороге, очень близко. Ты уходишь в какой-то дом, и твой муж тебя отпускает. У какого-то «короля» есть к тебе интерес, он приглашает тебя в дом, в котором ты будешь жить. И у вас все хорошо, Марин, не просто хорошо, а космос!

-Да ладно!? – засмеялась я. Это кто же такой смелый нашелся? Перебрав в памяти всех своих «собеседников», я не нашла соответствия на данную раскладку. Мы еще помусолили эту тему, но вечер подходил к концу, все разбежались по своим домам, кроме меня, бежать пришлось бы сорок километров.

Утром я получила от мужа смс: «Читать чужую переписку нехорошо, но очень познавательно». М-да, похоже, Марго в воду глядела – быть разводу. Что именно он прочел, я уже догадывалась, и за такие шалости по головке не погладят. Включив «аську», я прочла еще одно сообщение, но уже от Вити. Банальное: «Привет, как дела?» - «Привет, все хорошо, ты как?» - «У меня все замечательно, может, поужинаем сегодня?» - «Хм, дело в том, что я не в Краснодаре живу, а в Крымске». «Не проблема, я на машине». - «И еще я замужем))». - «Ну извините, ребята, я не знал!» - «Правда, я от него уходить собираюсь». - «Приезжай в Краснодар на пмж». - «И что я там буду делать?» - «Снимем тебе квартиру, будешь там жить, сколько тебе в месяц надо 20, 30?» - «Что и ребенка в сад устроишь?» - «Да, есть связи». - «А зачем тебе это надо?» - «Просто помогаю хорошему человеку». - «То есть добрый дяденька-волшебник?» - «Нет, я всегда брожу по сайтам и помогаю тем, кому могу помочь». - «Прежде, чем я приму решение, мне надо тебя увидеть». - «Хорошо, договоримся, я приеду». Вот такой диалог у нас получился. Просто сказка какая-то! Марго только накануне мне все это выложила на картах, и вот оно, уже стучится, и все одно к одному! Конечно же были страхи и сомнения, и неуверенность, но это был шанс вырваться из замкнутого круга сейчас. Душа хотела полета и любви! С моего лица весь день не сходила улыбка, но пора было возвращаться на землю, домой. 

Муж встретил меня на вокзале, большую часть дороги мы молчали. Перед самым домом он спросил:
- Марин, ты считаешь, что это нормально?
- Что? – я сделала вид, что ничего не понимаю.
- То, чем ты занимаешься в Интернете, – поморщившись, пояснил он.
- Не нравится? Давай разведемся, - эти слова так легко сорвались с моих губ, что я сама удивилась этому факту.
- Это что, по-твоему, выход, что ли? – возмутился Леша.


- Я не знаю, тебе же это не нравится, а мне нравится, - да, это был очень самонадеянный и наглый ответ с моей стороны, но я это сказала намеренно, чтобы ускорить процесс своего ухода. Я уже была «на чемоданах». Он попытался сгладить мой выпад. Напрасно. Я уже все решила. 
Первое, что надо сделать, это оформить Пташкины документы: прописка, гражданство, медицинский страховой полис, пенсионный полис. Я уходила на весь день, торчала в очередях с неизменной «аськой» на телефоне. И там проходило наше общение с Витей. Мы пытались познакомиться ближе, и я поняла, что поторопилась со своим первым впечатлением о нем – мы висли в чате с ним часами, но интерес к общению с ним у меня не пропадал, в отличие от остальных собеседников.
В одну из таких отлучек состоялась наша встреча. Я надела свой любимый сарафанчик, шпильки, серьги, сумочка – просто звезда. В условленном месте в условленное время он ждал меня на машине. Сейчас мне трудно вспомнить, что я чувствовала, когда увидела его. Помню только, что фотография и он – это два разных человека. Но, даже столкнувшись с ним на улице, вряд ли обратила бы на него внимание. Мне всегда нравились широкоплечие брюнеты, желательно смуглые и с синими глазами. А Витя - худощавый блондин, стриженный «под единицу», длинный и сутулый. Но. Что-то в нем меня зацепило, я почувствовала то, что обычным взглядом не увидишь. Мой организм сразу отреагировал ощущением раскаленной лавы, текущей в моих венах. Я не придала тогда этому значения, потому что впечатлений и так было хоть отбавляй. Сами посудите – замужняя женщина встречается с абсолютно незнакомым мужчиной, при этом осознавая, что случиться может все что угодно. 


- Привет, – поздоровался Витя, невзирая на то, что мы с ним уже общались сегодня по телефону.
- Привет, – волнуясь, ответила я.
- Ну что, в реальности я такой же, как на фото? – поинтересовался он.
- Нет, – не задумываясь, ответила я. – Ты совершенно другой.
Мы катались по городу, вели непринужденный разговор, попутно решая мои дела с документами. Муж как будто чувствовал, что-то неладное: позвонил два раза, это было очень нехарактерно для него, и даже предложил забрать меня, что совсем удивительно!
- Он чувствует, - прокомментировал Витя. – Если бы я узнал, что моя жена вот так на машине с кем-то катается, я бы убил ее, а дальше будь что будет… Да я не ревнивый, но хату спалю. 
Что я могла на это сказать? Я промолчала, пытаясь заглушить голос собственной совести, и мы сменили тему. Пора было прощаться.
- Ладно, приятно было познакомиться, пока, – мило улыбнувшись, сказала я. В его глазах был вопрос, не заданный вслух.
- Пока, спишемся, – ответил он.
Хлопнув дверцей, я направилась к соседней парковке, к счастью окруженную деревьями, где меня ждал Леша. Чувствуя себя слегка виноватой, села в машину к мужу. 
- Ну, как? Все документы сделала? – поинтересовался Леша.
- Ага, - хмыкнула я.
- Марин, ты на самом деле сделала очень большое дело! – я вопросительно на него посмотрела. – Да я бы это делал год, а ты справилась за две недели, ты молодец!
- Нет, умница, - разговаривать с ним вообще не хотелось. В голове кружили мысли, понравилась я Вите или нет, что будет дальше, и будет ли вообще? Ведь за пять часов общения с ним я ни разу не увидела в его глазах мужского интереса, который всегда видела в глазах других мужчин. А тут прямо стена какая-то. И попрощались мы почти холодно. «Всё, приехали домой, так, возьми себя в руки, на тебя сейчас свекровь будет смотреть, а она женщина проницательная…»
- Марин, поехали с Пташкой в парк? – спросил Леша, выходя из машины.
- В парк? – с чего это вдруг он решил нас «выгулять»? Мы редко куда-либо ходили, точнее, раз в месяц, а малой он вообще мало времени уделял. 
- Да, конечно, только переоденусь, - с удивлением ответила я, и направилась в дом. Уведомление о смс прозвучал в тишине комнаты, как выстрел. «Все нормально?» - прочла я смс-ку от Вити. «Да» - ответила я. «Можно тебе позвонить?» «Нет», на что он прислал грустный смайлик.
На следующий день, проводив всех на работу, как всегда включила компьютер, от Вити сразу же пришло сообщение «Привет». Почему-то я тяжело вздохнула, коснулась клавиш и тоже отправила ему «привет». Ответ меня, мягко говоря, удивил: «Ну поговори со мной!!!» Пальцы застыли над клавиатурой, что тебе сказать, мысленно задала я вопрос. «Наш разговор остается в силе?» - спросил Витя. - «Да». - «А я думал, что без вариантов». - «Мне тоже так показалось, ты даже не смотрел на меня!» - «Я смотрел, ты просто не видела». Забавно, либо я перестала понимать мужчин, будучи замужем, либо…? Но я так и не смогла продолжить свой вопрос.  

 

Душа замерла в приятном ожидании чего-то нового, «ветер перемен» не просто подул, а снес мне крышу напрочь. Мы договорились о дате моего ухода. Осталось две недели. Как мне объяснить родителям, что ухожу к совершенно незнакомому человеку, о котором знаю, что разведен, есть ребенок, живет один, работает, и то, только с его слов?!! Меня больше всего беспокоило, как ЭТО все это скажется на них, и совсем не заботила реакция семьи мужа. Я только знала, что просто так меня не отпустят, и была готова к любым неожиданностям.


Разговор с мужем вышел крайне неприятным. Хотя в его поучительной тираде на тему «если тебе по х… на себя, то мне не по х… на мою дочь» я уловила здравый смысл. И согласилась с тем, что малая пока поживет с ними, без меня. Пташка сильно привязана к этим людям, еще бы, ведь они дарили ей свою любовь лошадиными дозами, я одна столько дать ей не смогу. А забрать ее сразу и лишить всего того, к чему она привыкла, я не могла, потому что помню себя в детстве, как дался мне переезд в другой город, сколько слез было пролито, детских слез... 


Когда я сообщила родителям новость, первой их реакцией был шок. Почему? Куда? К кому? Ведь, по мнению всех окружающих, у нас с Лешей все было хорошо! Конечно же, хорошо, ведь я ходила и улыбалась, «наступая себе на горло» всякий раз, когда внутри меня начинался бунт «как же меня все это достало»! Больше всех удивила меня мама: не ожидала от нее такой поддержки, она была согласна с тем, что мне надо уйти, правда, ей не очень нравилось, куда именно я собралась. Месяцев через пять после этих событий мои родные рассказывали сквозь смех, что хотели сломать мне ногу, чтобы я никуда не уезжала. Да, на тот момент это было уже смешно. Свекровь узнала все в последний день, порадовало ее изречение «я тебя ругала постоянно, чтобы ты стала лучше». Ну что ж, лучше от этого никому не стало, думала я, собирая сумку.
Последняя ночь в этом доме, а что будет завтра? Адреналин в крови превышал все допустимые нормы, какой к чертям сон?! И Пташка вела себя беспокойно, проснулась в пять утра и лопотала что-то про медведя, который спрятался в углу. Уходить без нее было тяжело, как будто я теряю часть себя, но других вариантов я не видела. Оставить ее своей маме я тоже не могла: больше получаса Пташка не хотела находиться в доме моих родителей. Попрощавшись со свекровью, которая возилась с малой, я развернулась и ушла. Ощущение было, будто стою на краю обрыва и делаю шаг. Только куда? Вверх или вниз? 


На протяжении всей дороги, пока я ехала в автобусе, пыталась унять биение сердца, но безуспешно. Не помогла даже специальная дыхательная техника из йоги, которой меня научили когда-то, в одном из многочисленных сообществ по развитию личности. Он встретил меня с улыбкой, чмокнул в щеку, и мне стало легко и светло, все стало неважно. Квартире, которую он снял для меня, требовалась генеральная уборка, повсюду виднелись следы недавнего ремонта. Мы оставили мою сумку и поехали приобретать вещи первой необходимости, кроме мебели в ней ничего не было. В отделе посуды гипермаркета Витя остановился возле полок со сковородами.

Я с опаской посмотрела на посуду, спросила:
- Это зачем? 
- Как зачем? – удивился он. - Еду готовить!
- Я не хочу готовить, – как отрезала, ответила я, отчего заслужила полный возмущения взгляд Вити, наверное, я что-то не то сказала. Просто за три года, проведенных возле плиты, выработала в себе стойкое отвращение к еде в общем, и к ее приготовлению в частности. В семье мужа застолья любили и устраивали их неимоверно часто. Возможно, это пройдет со временем, но сейчас желание удивить его каким-нибудь кулинарным шедевром отсутствовало. К моей досаде, сковорода, таки отправилась в потребительскую тележку. 


Предстояло еще отмыть пол и мебель от шпатлевки и строительной пыли. Чем я и занялась после того, как мы вернулись с покупками домой. А Витя со словами «Мавр сделал свое дело, мавр может уходить» развалился на диване. 
Странный он, думала я, протирая кухонный шкафчик, в его глазах нет стандартной мужской похоти, которую часто наблюдала у противоположного пола. Мне всегда были понятны мотивы людей, когда начиналось общение, а здесь все не понятно… Ладно, «мы» подождем, улыбнулась я про себя. Ну вот, на сегодня хватит уборки, три ведра воды уже сменила. Бухнулась к нему рядышком на диван. Мое сердце сорвалось с места и понеслось вскачь. С чего это вдруг? Все-таки я ждала, что Витя себя проявит как… ВСЕ – ничего подобного! В тот день он меня пальцем не тронул, отчего я прониклась к нему искренним уважением. Мы просто болтали ни о чем, точнее, он рассказывал, так как я молчала. Тогда меня можно было сравнить с человеком, который вышел из тюрьмы и смотрит на происходящее с недоумением - а что вообще происходит? Я заново училась воспринимать мир, мне все было ново и вновь, и на многие вещи я не знала, как реагировать! К вечеру он уехал, и я поймала себя на мысли, что без него стало пусто.
На следующий день входная дверь без стука распахнулась. «Вот, блин, не успела домыть полы до его приезда». И Витя снова смотрел на меня сверху вниз, как я ползаю на карачках с тряпкой в руках. Усилием воли я спрятала улыбку, ему не обязательно знать, что я рада его видеть. В этот день мы съездили в гипермаркет за бытовой техникой и еще какой-то мелочью, а когда вернулись, завалились оба на диван валетом. Мы о чем-то разговаривали, и я решилась сесть рядом с ним. Все, что произошло дальше, не поддается никакому объяснению! Каждая клеточка моего организма хотела этого человека и отвечала взаимностью на каждое прикосновение. Что это? Боже мой, деточка, тебе 28 лет и ты впервые испытываешь такую сильную физическую жажду?! Поздравляю, может, с ним ты узнаешь, что такое оргазм? Мои мысли вихрем пронеслись мимо. Дальше мозг нервно «курил в сторонке, пока мы скрупулезно изучали друг друга. Откуда-то издалека я услышала голос: «А теперь мучайся!» По пояс раздетая я лежала на диване уже одна, а Витя, одетый, стоял на выходе и смотрел на меня, в его глазах плясали бесята. Если бы я могла встать, я бы аплодировала ему стоя! Какая восхитительная выдержка, ведь хотел он не меньше, чем я, но на самом интересном месте взять и уйти!!! И я действительно мучилась – то, что он открыл во мне, еще долго не давало мне встать на ноги, и все, чего я хотела на тот момент, чтобы побыстрее наступило завтра. Ведь он приедет и уже не сбежит, я не дам ему снова так поступить со мной. Пискнул телефон, я прочла сообщение «Ты супер». В каком месте? Ведь я еще ничего не сделала! 


Наступило завтра. Хорошее настроение испортил мамин телефонный звонок. Она напомнила, что у меня есть дочь, которой нужна мама. В ярких красках рассказала, как возмущенно вопрошала свекровь: «Почему вы, родители, не образумили свою дочь?!», как у Пташки поднялась температура, которая по непонятным причинам ничем не сбивалась, и ей вызвали «Скорую помощь». В конце концов мама задала вопрос, которым мучила меня все последующие месяцы: «Когда ты приедешь?» 
- Сегодня, скорее всего, вечером, - ответила с сожалением я.


- Я заберу малую к себе на день. Ты должна успеть до того, как она вернется к ним, хорошо? – нервно спросила она
- Хорошо, мам, - покорно согласилась я с ней.


Дверь попытались открыть, я закрыла ее на замок, застраховав себя от внезапного вторжения, чтобы у меня было пару секунд на глубокий вдох и выдох. Сейчас я не смогла спрятать улыбку при встрече, когда открыла дверь. По традиции, которая сложилась за этот короткий период, Витя прошел на кухню, чтобы выпить чашечку кофе. Мы о чем-то беседовали, и я с огорчением поведала ему про мой разговор с мамой, и что мне надо сегодня уехать.


- Когда уезжаешь? 
Не знаю, - вздохнула я, а про себя подумала, что никуда не поеду, пока мы с тобой не переспим! Внутри меня все напряглось, в голове полная каша, эмоции и чувства, доселе мне неведомые, обрушились водопадом. Я хотела снова плавиться в его руках, чувствовать себя живой! Ведь всю свою жизнь я была уверена, что фригидна. Да, большинство женщин знают, как доставить удовольствие мужчине, но хотят ли этого? То, что произошло у нас с Витей, было настолько естественно, нежно и… красиво..!! Между нами был не секс, а единение тел и душ, для меня это стало откровением… Я осознала, что не жила раньше, а существовала, как межклеточное с несколькими рефлексами. И сделала для себя несколько открытий: во-первых, я не фригидная, во-вторых, мне нравилось и хотелось прикасаться к нему, а в-третьих, впервые в жизни я была по-настоящему счастлива. 

 

Это несколько удивляло, несмотря на то, что у меня отобрали ребенка. Да, вечером, когда я вернулась в Крымск к родителям, Пташка еще находилась у них, Леша демонстративно вырвал у меня ее из рук и увез, а я смотрела вслед машине, видя сквозь стекла, как она плакала, и тянула ко мне свои ручонки. Потом мне со злорадством сообщили, что «нужно, чтобы она от тебя отвыкла, так что недели три ты ее не увидишь». Мне не оставили выбора – я подала в суд, но я не хотела, чтобы все было ТАК! В любой ситуации можно оставаться людьми, но это не про них. В их семье меня постоянно мучил внутренний конфликт: мне улыбались, а я чувствовала обратное. Вот это обратное мне и показали, как только я покинула порог их дома навсегда. 


Следующий месяц я разрывалась между двумя городами, двумя людьми. С одной стороны, Пташка, с которой через три недели мне разрешили видеться, так сказать, как «воскресной маме», с другой стороны, Витя, с которым я забывала обо всем на свете, и все было неважно, когда он был со мной. Мы тогда часто виделись, гуляли по магазинам и кафе. Мотаться туда и обратно было утомительно, да и моя мама подливала масла в огонь, ее регулярные истерики о том, что «ребенок должен быть с матерью!», сделали свое дело. Я в конец замкнулась и провела черту между двумя городами. Мои родные почти ничего не знали о Вите, а ему я почти ничего не рассказывала о своей малой родине. Мне было вообще трудно с ним разговаривать, я постоянно несла какую-то чушь. Сердце замирало от смс, что говорить о том, когда он приезжал? Со мной такая метаморфоза происходила! Так много хотела ему рассказать, но его близость, не давала мне связать два слова вместе. Поэтому большую часть времени я старалась молчать, чтобы не выдать своих эмоций. Но этот человек такой замечательный, все замечает


- У тебя такие счастливые глаза, - заметил он. Ошарашенная осознанием того, что люблю его, а вслух зачем-то сказала:
- Настроение мне хочешь испортить?
- Нет, - пожал плечами Витя.
Я чувствовала его молчаливую поддержку: пытаясь скрасить мое пребывание на квартире, предлагал приобрести некоторые предметы обихода. Но я отказывалась, мне казалось, что он и так много тратит на меня.
- Да, тебе нужна сюда микроволновка, - высказал как-то свое мнение Витя.
- Зачем?
- Как зачем? Еду разогревать! – удивленно воскликнул он.
- Не надо. Еду можно на сковороде разогреть, - упиралась я. 


Он лишь пожал плечами. И еще одно противоречие – в постели это был один человек, вне ее совершенно другой. Как будто постель была некой зоной, где можно было быть самим собой, но как только он покидал эту зону, тут же надевал на себя маску холодной дружелюбности с лозунгом «да, я такой!» Это обескураживало мою и без того неустойчивую психику. Видя его некоторую отчужденность, я старалась не навязываться и не доставать его по пустякам. Слова о самом главном я пыталась спрятать глубоко внутри, как и эмоции, но они били через край. Попробуйте спрятать слона в однокомнатной квартире – эффект будет тот же. Естественно он все видел и как-то высказал пожелание относится к нему проще. Эта фраза острой болью пронеслась через все тело.


Чтобы относится к нему проще, я снова зарегистрировалась на сайте знакомств, до этого удалилась, … искренне полагая, что меня это отвлечет. И я отвлекалась, «взрывая» мозг собеседникам своими сексуальными фантазиями. С некоторыми из них я позволяла себе встречаться, предупреждая заранее каждого, чтобы у них не было на мой счет никаких иллюзий – секса не будет. Но это лишь удвоило мою тягу к Вите, потому как сравнения с ним никто не выдерживал. Дальше больше. В один «прекрасный» день я ощутила между нами отчуждение. Звонки стали реже, переписка сошла на нет, и появляться он стал раз в две недели. Я сходила с ума от полного непонимания ситуации! Мысль уйти и закончить это безумие, сковывало душу, если раньше отношения причиняли мне боль, я сразу же прекращала всякое общение и шла дальше, два дня «поколбасит» и - как новенькая. Почему же сейчас только одна мысль о том, что я его больше не увижу, причиняла мне невообразимую боль!? Мысли думали друг друга по очереди в моей голове, но успокоения в них я не находила. «Мне нужно с ним поговорить, расставить точки. Да, он мне ничего не обещал, но я хочу знать, почему такая перемена?» Желаемое равновесие снова поселилось во мне. Но разговор не состоялся, случилась беда, его дочь сбила машина. Девочка, слава Богу, осталась жива, врачи диагностировали ушиб мозга. 


И он пропал. Я понимала, что ему не до меня: работа, друзья, близкие… 
А мне нужно было возвращаться в Крымск, решать вопросы по поводу своей дочери и предстоящего суда. К слову сказать, меня пытались вернуть восвояси все, кому не лень. Общие друзья настаивали на том, что «ты поторопилась, подумай, у вас ребенок!» Начальник отдела по делам молодежи местной администрации пытался залезть мне в душу и наставить на путь истинный. Начальник управления по делам семьи и детства вызвал к себе «на ковер» и мягко намекнул, при этом доведя до слез, на то, что, учитывая связи моего мужа, я могу остаться без дочери вообще, и единственный выход — это вернуться в семью. Даже свекровь внесла свою лепту, как всегда удивив меня своей женской логикой: «Разве нельзя было потерпеть ради ТАКОГО ребенка?!» Но я была непреклонна. 


Каждый день мне приходилось находиться в их доме, чтобы видеть Пташку. Это давалось тяжело, ведь я мечтала быть в другом месте и с другим человеком, с любимым человеком, который не отвечал на смс, не поднимал трубку, редко перезванивал, «о, а я про тебя забыл!» с ехидным смехом говорил он. Было больно. Ведь он показывал всем своим видом, что чувства ему не нужны и чужды, заставляя разбиваться мое сердце на осколки об его подчеркнутый игнор. Но я не верила ЭТОМУ Вите, потому что на уровне ощущений знала ДРУГОГО, нежного, чуткого, внимательного. Ведь в постели ТАК врать невозможно! Он нацепил на себя маску, которую уже давно принимает за собственною кожу, скрывая от всего мира когда-то «обиженного маленького мальчика». И я точно знала, кто из этих двоих «фальшивка». Это была единственная ниточка, которая держала меня на поверхности, не давая с головой уйти в омут безудержной тоски по нему, заставляя просыпаться каждый день, навещать дочь, собирать необходимые документы для судебного процесса, отвечать на вопросы окружающих меня людей. 


Вы спросите, почему я не забрала до сих пор Пташку? Потому что откуда-то знала, что добром это не кончится. Я надеялась, что суд все расставит на свои места, благо до начала слушания осталось совсем чуть-чуть. Днем, пока Пташка спала, я снова «висла» в Интернете, ожидая увидеть на мониторе хотя бы словечко от него, но он упорно молчал. И я набралась решимости написать ему еще раз, что люблю, до этого было сообщение, которое он проигнорировал вовсе. На этот раз ответ не заставил себя долго ждать: «когда ты успела влюбиться?», «Ты мне просто нравишься, и я тебе просто помогаю», и еще помню слово «друзья». В памяти тогда всплыла строчка из стишка, который написал Леша когда-то давно, вдохновленный нашим очередным расставанием – «ведь слово друг мужской имеет род». Я пыталась «надеть» эту простую истину на себя, но ничего не получалось, внутренний конфликт разрывал меня на части. С одной стороны, разум, который сопоставлял факты и делал выводы, с другой – моя душа, которая не хотела в это верить, приводя в пример свои собственные доводы. «Я все равно тебя люблю».


Все, кому я могла рассказать о нем, утверждали, что он меня просто использует. В каком месте, задавалась я вопросом. Мы не виделись с ним больше месяца. Когда же я ненадолго приезжала в Краснодар, он всегда был «занят», но деньги на проживание и оплаченный адвокат были из его кармана. Да я и рада была бы, если бы он мной пользовался, только бы не исчезал из моей жизни! Следующие сутки я наводила порядок в голове, пытаясь привести к общему знаменателю всё то, что произошло со мной за последние два с небольшим месяца. Эмоции сменяли одна другую так часто, что этот «порядок» дался мне тяжким трудом. И я решила: если тебе, Витя, так будет удобно, хорошо, мы друзья; ты дал мне свободу, я воспользуюсь ею, пусть все будет, как оно идет, но я сделаю всё, чтобы стереть тебя из своего сердца!
Судный день для конца августа выдался на редкость жарким. Все мои родные пребывали в состоянии, приближенном к панике, они боялись отпускать меня на судебное заседание одну, и у них на то были все основания. Столько, не побоюсь этого слова, дерьмища было вылито на меня и моих родителей, что и десяти «ассенизаторам» не вывести за один раз. Но я убедила их, что так будет лучше, для них будет лучше. Я мысленно поместила себя в «стеклянный шар», хороший психологический прием – ты просто становишься свидетелем происходящего, но не участником, значительная экономия нервов, что бы ни происходило, все идет так, как надо! Так почему же это не срабатывает с Витей?!! Мои чувства к нему абсолютно бесконтрольны и, что бы я ни делала, это давало только обратный эффект.


- На каких батарейках ты держишься? – спросила меня как-то мама.
- Не знаю, - ответила я, - Все будет хорошо.


На суде меня ожидало несколько сюрпризов: Леша пришел тоже с адвокатом, а главным свидетелем выступала свекровь. Я знала, что сейчас начнется шоу, в котором мне тоже придется участвовать, но я даже представить не могла, что всю эту бредятину они приобщат к делу. Мне посчитали все булочки, которые я съела, утверждали, что я ненормальная, оперируя тем, что я либо постоянно читаю книги, либо постоянно вяжу, либо печатаю. Это, конечно же, не весь перечень моих «преступлений». Я поймала взгляд судьи и улыбнулась ему, но судья спрятал свою улыбку и понимание той ахинеи, которую несла моя свекровь. Улыбка лишь ненадолго мелькнула в его глазах и пропала, так как суд должен быть беспристрастным. 


Еще я пыталась поймать взгляд своего мужа, но он смотрел куда угодно, только не на меня, не верилось, что это тот самый человек, за которого я когда-то вышла замуж. В принципе, чего я ожидала? Сейчас это раненый вепрь, который несется через лес, не разбирая дороги. Вся эта ситуация вызывала у меня только улыбку, но смеяться было нельзя, так как мне нужно было играть роль «отчаявшейся мамашки», у которой отбирали ребенка. Решение суда в мою пользу меня не удивило. Больше всего меня удивила золовка: почему-то я всегда думала, что это самый адекватный человек в их семье, но, оказывается, ошибалась. Когда я вышла из здания суда, она набросилась на меня с кулаками, свекровь тоже решила к ней присоединиться. Леша закрыл меня от них своей широкой спиной со словами «иди…» Далее я не буду перечислять, сколько «лестных» слов о себе услышала, и не только я, но и все отдыхающие на тот момент в парке имени Эрнста Тельмана. Все это напоминало плохое кино, которое придумал дилетант. И мне казалось, что финал уже близок. Но я снова ошиблась.


Уже дома я в красках рассказывала своим родным обо всем «новом», что о себе узнала, копируя интонацию и жесты родственников мужа. Рассказ получился красочным. Мои смеялись, и я вместе с ними. Смех снял напряжение, в котором по моей вине они находились продолжительное время. Мама была полна решимости забрать малую прямо сейчас, но меня что-то останавливало. Я позвонила Леше и предупредила, что мы скоро приедем, на что он ответил: «На каком основании? Решение суда вступит в силу через 10 дней!» В рядах «ополченцев» снова начались волнения, мама бунтовала и была готова вступить в бой незамедлительно. 


Чувствуя, что силы покидают меня, а усталость придавила огромной плитой, я спряталась в тишине дома, мечтая услышать любимый голос. Позвоню ему, думала я, ведь мы же друзья. Я же могу просто как друг поделиться впечатлениями? Набрала его номер. В трубке услышала незнакомый мужской насмешливый голос: «Вам кого?» В горле запершило, на глаза накатились слезы обиды. Все это было с его подачи, потому что с телефоном он не расставался даже тогда, когда мы были в постели, он почти всегда отвечал на входящие вызовы! «Виктора Александровича», - еле слышно просипела я. «А его нет!» - так же весело ответили мне. «Печально», - прошептала я и нажала отбой. Мой телефон зазвонил через мгновение, голос в трубке был взволнованный, его голос, такой родной и чужой одновременно. Я сделала вид, что его выходка никак меня не зацепила. Не вдаваясь в подробности, рассказала о том, как прошел суд и что назревает очередная заварушка. По его комментариям я поняла, что он понятия не имеет в какой жо… - жизненной ситуации я нахожусь. Пусть продолжает так думать, зачем ему мои душевные терзания?


Папа что-то делал с машиной, поэтому выезд за Пташкой растянулся на час, мама продолжала себя накручивать. Чувствуя всеобщее напряжение, я тоже стала поддаваться панике. В нашей семье не принято скандалить, кричать друг на друга, особенно матом, на крайний случай мы эмоционально высказывали свое мнение, не переходя на личности, и на этом все заканчивалось. Когда мы подъехали к дому, где на данный момент проживала Пташка, нас уже ждали – спасибо мне за то, что предупредила! – и в пять голосов принялись склонять на разные лады. Я снова поместила себя в «стеклянный шар», и только тогда до меня стал доходить смысл этого ора. Свекровь кричала что-то о том, что мама так и не смогла воспитать свою непутевую дочь. Золовка орала, «что в постель к ее брату я теперь попаду только через ее труп!», я мысленно пожелала ей крепкого здоровья. Свекор назвал всю нашу семью свиньями, ничем не подкрепляя своего заявления. Была еще пара человек, которые издавали короткие «подтяфкивания» под общее настроение. Численный перевес был не в нашу пользу. Я молчала. Говорить что-либо было бесполезно: тебя просто не услышат, а если услышат, то используют каждое твое слово против тебя. За родителей было обидно, они здесь ни при чем, вот только досталось им по самую макушку. Так «не солоно хлебавши» мы вернулись домой. Придется ждать десять дней, покуда вступит в силу решение суда. 


Мне захотелось сбежать из этого кошмара буквально. Кто мог мне в этом помочь? Только он. С замиранием сердца я снова набрала его номер, было почему-то неудобно просить его об этом, но мне удалось задвинуть это неудобство подальше. Ключ от квартиры был один, я оставляла его на щитке возле двери, когда уезжала из города. Разговаривая с ним по телефону я выяснила, что ключа там нет, я высказала свое пожелание, чтобы он оставил деньги в квартире и ключ от нее. Слова «нет» я не услышала, и утвердительного ответа как такового тоже. Но это не убавило моей решимости поехать в Краснодар, тем более что меня там ждали. Его звали Стас, мы познакомились на том же пресловутом сайте и один раз встречались, общение с ним помогало мне не думать о Вите. Хотя бы десять минут в день не думать о нем! С другой стороны, меня не должно было это волновать, ведь была Пташка, которой не было со мной! Вот о чем я должна была переживать!! Но я бредила только им, и мне хотелось избавиться от этого бреда!
Уже на половине пути в Краснодар я дозвонилась до Вити, он «обрадовал» меня, что ключ он не оставил, а сам находится не в городе. Так что ехала я неизвестно куда, и денег в кармане только на трамвай в один конец. Я лишь улыбнулась. В студенчестве, когда училась в музыкальном училище, воплощая мамину мечту, нередко ночевала в лифтах или просто сидела в подъезде, ожидая наступления утра. Что ж, вспомним лихую юность! Ну и что, что это было десять лет назад, в конце концов, кругом люди. Как ни странно, Витя проявил беспокойство: позвонил еще пару раз, чтобы узнать, что я буду делать? По приезду в город я набрала номер хозяина квартиры и попросила ключ у него. Так что выход оказался простым, кругом люди... Когда я вошла в неё, внутри все сжалось от натюрморта, который я там обнаружила. Недопитая бутылка шампанского на столе, недокуренная сигарета в пепельнице, простыня, наброшенная на кровать как попало, и …. фу!.. Витя, хоть бы мусор вынес!! Так ему и написала. Хотя ему плюсик, предохраняется. Он почему-то занервничал и начал объяснять, что у друга был мальчишник. Так, спокойно, вы друзья, напомнила я сама себе, и он вправе спать с кем пожелает. Так же, как и я. 


Первое, что я сделала, это отнесла в стирку постельное белье. Хорошо, что мое любимое одеяло лежало в тумбочке! Потом засунула себя в душ, чтобы снова привести мысли в порядок. Могу ли я жить здесь с Пташкой? С таким раскладом – нет. Надо искать работу, чтобы уйти. В Крымске жить я уже не смогу, слишком маленький город, вдобавок к этому Леша - медийное лицо этого городишки, и меня там знали все. Как пример – буквально две недели назад, мы с Пташкой гуляли в парке, совершенно незнакомый малолетка крикнул мне в спину «шлюха!», проявил мужскую солидарность, наверное. Ладно, с этим потом разберемся, а сейчас я опаздываю на свидание со Стасом. Он мне, безусловно, нравился как мужчина, и я надеялась, что он сможет развеять миф, который я сама для себя скорее всего придумала. Не сошелся же свет клином только на Вите? И я хотела доказательств!! Телефон я выключила: вдруг он позвонит, и моя решимость сделать ЭТО - испарится. 

 

 

Стас был нежным и внимательным, но мое тело молчало, ни одни нерв не дрогнул. Разочарование было настолько велико, что после свидания около получаса ревела в душе. Ну что, думала я, выводы сделала? Нет, так не бывает! Не может быть, что я могу быть счастлива только с ним!!! Почему меня угораздило влюбиться в человека, которому вся эта романтика до одного места? Не получилось со Стасом – получится с другим! Я включила телефон, пришло уведомление о том, что Витя звонил четыре раза. «Что-то случилось?» - отправила я ему смску. Было уже половина первого ночи, так что ответа я не дождалась. Утро вечера мудренее, я провалилась в беспокойный сон.

Веселая компашка сидела за широким деревянным столом, почему-то все были в зимних куртках. Я медленно шла к ним, потому что там был он, я видела его со спины. Когда я подошла, Витя обнял меня, но не обернулся, продолжая что-то кому-то рассказывать. Вдруг появилась какая-то девица, вульгарно размалеванная, вела себя она также, потом эта девица превратилась в парня. Я так и не поняла, почему этот Гермафродит пытался меня унизить. 
Проснулась с тяжелой головой. Первое, что ощутила, это был голод, последний прием пищи был почти сутки назад. Денег нет, еды тоже, зазвонил телефон, сердце екнуло, да, это был он.
- Привет, а что за смску ты мне написала, - странный человек, мелькнуло у меня в голове.
- Привет, ты мне четыре раза звонил, вот я и спросила, что «что-то случилось?» - в голове снова все перемешалось, почему я начинаю глупеть, когда появляется он?
- А, это было вчера, - «объяснил» Витя, как-будто-то этим все сказано.
- Впервые есть захотела, а нету, - сменила я тему.
- Я могу сейчас приехать, - сердце бешено заколотилось, мы не виделись в физическом смысле этого слова полтора месяца. 
- Давай, жду, - с волнением ответила я.
- Выходи к магазину через пятнадцать минут. 
- Хорошо, - есть перехотелось сразу же.


Я побежала умываться и хоть как-то привести себя в порядок. Как ни странно, он действительно приехал через пятнадцать минут. Мы купили еду. В моем понимании еда – это яйца, майонез, кофе и сливки. В начале нашего знакомства Витя, заглядывая в холодильник, говорил «опять мышь повесилась», громко хлопая дверцей. Прошло два с половиной месяца, а мое отношение к еде не изменилось. Витя стал рассказывать о свадьбе друга, на которой он побывал, и показал видео, снятое на телефон во второй день свадьбы. Я смотрела на вульгарно одетую девицу из моего сна, которая делала непристойные жесты.
- Это парень, - пояснил Витя.
- Ему идет, я думала, баба, - констатировала я.
- Я ему то же самое сказал, - подытожил он и как-то странно посмотрел на меня. 
В комнате Витя обратил внимание на то, что я достала пододеяльник, комплект белья был у меня один:
- Что, холодно стало? – наверное, хотел позлорадствовать.
- Нет, я все постирала, - почти с омерзением ответила я.
- А что такого? - с усмешкой спросил он.


А хз, как тебе это объяснить, ведь это элементарно, возмущалась я про себя. Это точно так же, как, придя в гости, ты разуваешься на пороге. Кстати, простыня, наверное, высохла, надо снять. Я спустилась в «прачечную», чтобы развесить свое одеяло, которое тоже постирала. При этом я умудрилась снять с пальца верхний слой эпидермиса по самые капилляры: барабан стиральной машины крутнулся вместе с рукой - никогда не любила вертикальную загрузку. Кое-как сняла сухое белье и развесила свой любимый голубой плед. Когда я вошла в квартиру, Витя сидел на балконе и курил. Швырнув простынь на кровать, я отыскала пластырь. 
- Вить, помоги, - попросила я его, протягивая раненую руку. Он заматывал мой палец, а я пыталась понять, почему он просто взял мою руку, а я уже хочу его? Чего только ни делал Стас, но ему не удалось сделать и толики того, что я сейчас чувствовала от простого прикосновения Витиных рук! Я села рядом с ним, пытаясь унять дрожь во всем теле, он ткнул меня пальцем между ребрами.


- Не надо, всё работает, - поканючила я. Обычно с этого движения начиналась наша шутливая драка, которая заканчивалась в постели. Делать на балконе уже нечего, докуренные сигареты полетели вниз. Я отправилась заправлять постель, дотошно разглаживая каждую складочку, чтобы простынь была натянута как батут. По всей видимости ему надоело на это смотреть.
- Ой, да хватит уже! – с нетерпением бросил он. 
- Нет, все должно быть, как в армии, - улыбнулась я своему детству. – У меня же брат военный, и я тоже проходила военную подготовку под его бдительным контролем, - вспомнила я. Действительно, с пяти лет я разогревала брату завтрак, расстилала постель вечером, убирала ее утром, чтобы услышать сказку на ночь. Ему удавалось собирать все рассказы и мультики в одну неповторимую историю, за которую я выполняла все его желания. 
- Ладно, и так пойдет, - подумала я про себя и растянулась во весь рост на кровати. Витя последовал моему примеру. Все тело замерло и напряглось в ожидании чуда, которое происходило только с ним. Каждый сантиметр кожи начинал жить собственной жизнью – после его прикосновения я снова чувствовала, что живая. Почему именно с ним?! Почему, он только легонько погладил мочку моего уха, а я уже готова?! Почему?!!! Почему ничего не получилось со Стасом, ведь движения в принципе одни и те же?!! Мое мысленное возмущение кубарем пронеслось в голове и растворилось в нежности его рук и запахе кожи, от которого я сходила с ума, как кошка от валерьянки. 
- Витя-Витя…. – очнувшись от наваждения, прошептала я, так и не найдя ни одного ответа на свои вопросы. Он усмехнулся, и я почти увидела, как падает «заслонка», которая волшебным образом исчезает, пока мы близки. Только что я была самой лучшей и любимой, а сейчас меня обжигал холод его безразличия. Он первым ушел в душ, быстро оделся, «все, давай, я погнал», дверь за ним захлопнулась. Я валялась на кровати полностью раздавленная безнадегой и счастьем одновременно.Эти два компонента, перемешавшись друг с другом, оставили осадок сладкой боли, но как «пилюлю ни сласти», она все равно будет горчить. Слабая надежда зародилась в моей душе, надежда, что эта хрупкая оттепель с его стороны позволит мне хотя бы еще раз быть с ним счастливой. Впрочем, на что там можно было надеется? Ведь мне популярным языком объяснили, что «просто нравлюсь». Да, нехорошо: перед ним я абсолютно «голая», я не имею в виду физическое тело, а свое внутреннее восприятие, оно слишком чутко реагировало на все, что он говорил и делал. Возникла острая потребность в защите, а лучшая защита, как известно, это нападение. И я продолжала виснуть на сайте, чтобы встретить человека, который избавит меня от злостного «вируса» под названием Витя. 


И еще, надо было решить вопрос с трудоустройством. Что я могу? В каком направлении искать работу? Кроме сетевого маркетинга, который меня просто преследовал, я ничего не нашла! Мне посоветовали составить резюме, но как оно выглядит и «с чем его едят», я понятия не имела. Я умею печать вслепую десятью пальцами на клавиатуре, и чего? Куда бы я ни обращалась, требовалось знание «1С» или еще какой-нибудь премудрой программы. Тут я пожалела о том, что отказала Вите в предложении отправить меня на какие-нибудь курсы и пойти к нему работать, это было вначале… Хотя, если рассудить здраво, то мое отупение в его присутствии вряд ли помогло бы мне продуктивно выполнять свои обязанности. 


Я вернулась в Крымск, решение суда вступило в силу. Мои родные притихли, ожидая от бывших родственников очередного подвоха. Мама неуверенно предложила пойти со мной, папа был на работе. Если она пойдет со мной, будет очередной скандал, это я знала точно, поэтому снова достала свой «стеклянный шар», маму оставила дома, и зашагала по пыльной «насыпке» на соседнюю улицу. Да, жили мы друг от друга до безобразия очень близко. Подойдя к месту назначения, я включила диктофон на телефоне, вдруг пригодится? Калитку открыла свекровь.


- Входи, - нервно озираясь, сказала она вместо «здрасте». Несмотря на то что я была в «стеклянном шаре», сердце бешено колотилось. Дальше последовал монолог, конечно же, не мой. Я молча внимала ее словам и не переставала удивляться этим людям. Мне разрешают видеться с Пташкой. Блеск, не правда ли? Они настолько «великодушны», что позволили мне видеться с собственной дочерью, а решение суда «по определению места жительства ребенка», которое было в мою пользу, не играет никакой роли! Ладно, Пташку мне и так забрать пока некуда, пусть с ними побудет. 


Мое маленькое счастье выбежало во двор их частного дома. Она еще слишком мала и вряд ли понимает, почему ее мама то появляется, то пропадает и не укладывает ее спать, как прежде. Я заметила, как изменился мой ребенок, к моему огорчению, не в лучшую сторону. Из нее делали маленького монстра, потакая всем ее желаниям. Свекор с гордостью рассказывал, как во время просмотра мультика про льва Бонифация, который почему-то любил бананы, Пташка тоже захотела банан, в наличии их не было, поэтому, несмотря на то что была уже половина десятого вечера, все дружно ринулись в магазин. Полагаю, комментарии здесь излишни. Я позвонила маме, чтобы сказать, что все нормально, меня не съели. Время в том доме тянулось до бесконечности долго, даже тот факт, что Пташка была со мной, не помогало мне отключится от общей «натянутой за уши» обстановки. Гора с плеч свалилась, когда я ушла из этого «уютного домика».


На первый взгляд все устаканилось, я снова могла видеть свою дочурку, даже забирать ее и гулять с ней, где мне вздумается. Осталось решить вопрос с работой. Официально я была еще оформлена в учреждении, в котором Леша занимал должность директора. Мне нужно было забрать трудовую книжку, чтобы без помех устроиться на другую работу, вдруг она свалится мне на голову, а я без документов!? Но мою временную безработицу он может использовать против меня в суде, что делать? Попробовать договориться? Я так и сделала. Взамен на то, что он не будет подавать встречный иск, я обещала не забирать пока Пташку, а впоследствии и не препятствовать их встречам. Внимательно выслушав мое предложение, Леша дал обещание, что иска не будет, но в свою очередь поставил условие, что я займусь разводом, так как он работает и ему некогда «бегать с этими бумажками». Что ж, подумала я, все идет так как надо. Идея развестись меня вдохновила, и я с удовольствием занялась сбором необходимых справок, выписок, подтверждений и всяческих госпошлин. 


Мне казалось, жизнь налаживается, даже несмотря на упорное молчание Вити. Я скучала, но упорно тренировала свою выдержку по отношению к этому человеку, и тоже «молчала в тряпочку». И с нетерпением ждала нашей встречи. В следующую свою поездку в Краснодар мы с ним почему-то созвонились, хоть убей, не помню почему! Наверное, из-за ключа. Он обещал меня встретить, но как повелось в последнее время не смог. «Бери такси и езжай по этому адресу, я заплачу», - услышала я в телефонной трубке. Хорошо, хоть так. 


Место назначения оказалось автомойкой, мы с ним уже были здесь не раз, город на тот момент я почти не знала. К автомойке прилагалась уютная кафешка с приличной едой и, как я предполагала, в непосредственной близости от его работы. Я позвонила Вите сказать, что уже подъехала. Встречать меня он выходил мучительно долго, поэтому я сама оплатила такси. Уже на выходе из машины вдруг он появился.


- Сколько? – спросил он у меня. Для меня это было такой неожиданностью, что я забыла поправить ремень сумочки, которая висела через плечо. И когда мои ноги оказались на асфальте, а пятая точка опоры оторвалась от сиденья, сумочка, падая на землю, потащила за собой наушники из моих ушей. Пытаясь поймать ее, я совершенно забыла про очки, которые висели на футболке, поэтому они полетели вслед за сумкой. 
- Разобралась, - с улыбкой сказала я Вите, прям как «лего», добавила про себя.
- Че ты тупишь? – нахмурился он. 
Я тоже рада тебя видеть, снова про себя подумала я. – Сколько денег надо? – еще раз спросил он.
- Я уже заплатила, - также улыбаясь, ответила я. Мою жизнь постоянно сопровождали подобные казусы, я просто приняла их как неотъемлемую часть себя и научилась смеяться над собой же, потому что нервничать по этому поводу бесполезно. 


Мы зашли в кафе и сели за столик напротив друг друга. Машина еще находилась в процессе «омовения». Я пристально разглядывала его, пытаясь найти недостатки.
- У тебя футболка какая-та помятая, - это все, что я обнаружила.
- Помяли, - ответил он. Я бы этой «помяле» глазки-то повыколупывала, мелькнуло у меня в голове. Мы вышли на улицу на перекур, внутри помещения курить было нельзя.
- Ты футболку у своей дочери забрала? – в свою очередь заметил он, разглядывая на мне ярко-розовою майку с мультяшными собаками, у которых, судя по изобилию сердечек, была любовь. 
- Ага, - крыть мне было нечем. Машина наконец-то закончила принимать водные процедуры, и мы поехали домой. 
- Кто здесь был? – раздраженно спросила я, как только мы переступили порог квартиры. Хотя внешне ничего не изменилось, но то, что здесь кто-то был, я почувствовала кожей.
- Я здесь был! – повышая голос, ответил Витя.
- Я просто спросила! – в тон ему воскликнула я.
- А я просто ответил! – ухмыльнулся он. 
Я поймала себя на том, что тоже улыбаюсь. Ну как на него можно злиться? Когда он так смотрел на меня, хотелось его зацеловать до смерти или съездить по этому лицу чем-нибудь тяжелым, чтобы стереть это наглое выражение в его глазах! 


Дальше все происходило по четко отработанному сценарию, и когда дверь за ним закрылась, я снова кувыркалась в вихре смешанных и противоречивых чувств, в которых тщетно пыталась разобраться. Денег Витя в этот раз не оставил, наверное, подумал, что, если я заплатила за такси, значит, они у меня есть. Так, посмотрим, что там осталось, сто пятьдесят с копейками рублей. Как-нибудь протянем. Протянуть я смогла дня три-четыре, последнее яйцо с макаронами я съела вчера, еды больше нет, а уже вечер. Прекрасный повод позвонить ему! К моему счастью, он не только ответил на входящий вызов, но и даже приехал после того, как я пожалилась, что нахожусь на грани голодного обморока.  

 

Мы встретились возле магазина, который находился в пятидесяти метрах от моего дома. 
- Куда ты деньги тратишь? Тебе постоянно не хватает! – набросился на меня Витя. 
- Посчитай… - только и смогла я вымолвить, но он меня перебил.
- Да что мне считать?! Мне на неделю пять тысяч хватает на еду и сигареты, - привел он свой довод. 
- А у меня две тысячи, и это не только еда и сигареты, - в полном недоумении тихо проговорила я. К гадалке не ходи, я стала ему в тягость.
Деньги уходили в своем множестве на дорогу, накладно жить между двумя городами, да и на Пташку прилично тратилось, мне оставались «крошки», которые я тратила на косметику, и только на самое необходимое, и как результат, на еду их почти не оставалось. Мне не доставляло удовольствия «висеть на его шее», но выбора у меня пока не было. Не сомневайся, как только выбор появится, я им воспользуюсь! Вслух я этого не сказала, чего попусту воздух сотрясать? Витя дал мне две тысячи, почему-то показалось, что «из принципа», и уехал. Неприятное ощущение после этого разговора я выбросила, в конце концов он не обязан содержать меня, но с работой было все так же глухо, поэтому, милый, нам обоим придется потерпеть. 


В Крымске все было по-прежнему: родители, Пташка, сбор документов для развода, но и эта суета не помогала мне забыть о нем, хотя бы на мгновение. Наконец-то последняя бумажка для развода была оформлена, а дата слушания назначена. Меньше чем через три недели в моем паспорте будет стоять еще один штамп. Конец сентября радовал жаркими деньками, но прохладные ночи заставляли задуматься о том, что пора утепляться. Вся демисезонная одежда осталась в доме «почти бывшего мужа», и вот, представилась возможность ее забрать: свекор со свекровью укатили в Турцию. Зная, что Леша не будет мне препятствовать, и пользуясь отлучкой хозяев дома, я сгребла все вещи, которые там остались, но проблему с «нечего надеть» это не решило, в ботиках и плаще же ходить было еще рано. Родители в этом вопросе мне помочь не могли, они оплачивали учебу моего брата, дорого нынче учиться в академии. Витя конечно же помог, оставил деньги на столе, пока меня не было. И впервые за три года, я шла покупать себе одежду сама, до этого свекровь всегда решала, что я буду носить. 
Как всегда, приехав в Краснодар, я ждала его звонка в полуголодном состоянии, но моего терпения надолго не хватало, и я начинала придумывать повод, чтобы позвонить самой:
- Привет, - с замиранием сердца, заикаясь, сказала я, когда на другом конце взяли трубку.
- Привет, - услышала его голос.
- Вить, мне, наверное, нужна микроволновка, – неуверенно начала я, это был лишь предлог.
- Зачем? – удивился он.
- Как зачем? Еду разогревать, – улыбнулась я.
- Ты мне мозг взорвала тем, что она тебе не нужна! Вот, взяла сковороду, крышечкой накрыла и разогревай! – неужели я могу тебе чем-то мозг взорвать, в свою очередь удивилась я. Мы еще перебросились парой фраз, сказал, что приедет либо сегодня, либо завтра. Приехал завтра утром, я даже умыться не успела, как он позвонил.
- Выходи, - по голосу я услышала, что он улыбается, а его «выходи» означает, что он не зайдет ко мне.
- Нет, ты не можешь так поступить со мной!! – с сожалением воскликнула я, ведь я соскучилась по тебе, любимый!!!
- В смысле? – с легким недоумением спросил он.
- Да так, ничего, - съехала я с темы. Когда я вышла на улицу, он посмеялся, увидев мой заспанный вид. Говорить нам друг с другом было абсолютно не о чем, несмотря на то что вопросов у меня к нему была масса, поэтому, как это водится, молча курили, изредка перебрасываясь пустыми фразами.
- Семки будешь? – спросил Витя. Я молча покачала головой, мучительно выискивая в голове тему для разговора. Куда подевался весь мой словарный запас? Докуренная сигарета полетела на землю, Витя порылся в кармане и протянул мне пять тысяч рублей.
- Это что, премия в конце месяца? – удивилась я. Он лишь улыбнулся и комментировать мой выпад не стал.


У него скоро будет день рождения. Что подарить человеку, у которого в принципе все есть, на его же деньги? Задачка… Решение пришло неожиданно. В очередной раз уезжая в Крымск, я, коротая время на автовокзале в ожидании своего автобуса, рассматривала всякие побрякушки сувенирного типа. Зажигалка с электрошоком меня впечатлила, надо же и на себе все попробовать! Но на ней была царапина, а другой такой больше не было. Как я уже говорила, город я по-прежнему толком не знала, но отчаянно пыталась вспомнить, где я видела похожий магазинчик с всякими штуками. Память меня не выручила, я прошла пешком половину трамвайного маршрута, но так и не нашла нужной лавки. Делать нечего, пришлось купить ту самую. Я оставила ее на подоконнике и уехала, надеясь на то, что он не войдет в квартиру до моего приезда. 
Снова судебное заседание. Так время пролетело, уже разводиться пора. Не люблю опаздывать, поэтому пришла раньше назначенного времени. А еще больше не люблю ждать, но пришлось – чей-то судебный процесс затягивался. Зазвонил телефон. Витя. Спросил «как дела» и «можно ли меня поздравить с очередным штампом». Странно, что позвонил, но настроение, которое, кстати сказать, было и так хорошим, взлетело еще выше. Как оказалось, бракоразводный процесс занял пять минут времени. Всё, всем спасибо, все свободны! И мне хотелось петь и танцевать, потому что мы созвонились еще два раза! Как же мало надо человеку для счастья! К тебе просто проявили интерес, а ты уже начинаешь строить воздушные замки. Ну и что, что воздушные, зато они здесь и сейчас! Здесь и сейчас я иду и улыбаюсь, здесь и сейчас я вижу отражение облаков в лужах, здесь и сейчас я люблю, и я счастлива. Жаль, что это состояние краткосрочное. Научится бы радоваться каждой мелочи вопреки, или благодаря всему, чаще, чем это получалось у меня в последнее время.


Когда, приехав в Краснодар, я зашла в квартиру, то сразу просканировала пространство на предмет «гостей». Можно вздохнуть, никого не было. Проверила свой подарок, лежит так же, как я его оставила. Хорошо, теперь ждем «прихода». Через пару дней он объявился. Я открыла дверь и сразу юркнула на кухню, отвернулась спиной, чтобы не выдать себя, усердно делая вид, что мне до зарезу надо вымыть посуду. Всем свойственно любопытство и Витя не исключение.


- О, а это что такое, - услышала я возглас, - ай, бл..ь!!
- Это тебе, - улыбаясь во весь рот, сказала я, - с днем рождения! 
У Вити был очень смущенный вид, ну да, подловила, а «мы» же всегда все контролируем. Этот подарок ты надолго запомнишь! Он оставил его там же, на подоконнике, со словами «я не люблю, когда люди рядом со мной так нервничают». Ну да, не любит он, почему же тебе нравится, когда нервничаю я? Это снова были только мои мысли, вслух я ничего не стала говорить. Зачем тратить время на слова? Ведь есть более приятные вещи, на которые этого времени всегда мало, мне мало… 
Жизнь во мне просыпалась только при встрече с ним, все остальное меня почти не трогало, и этого «глотка свежего воздуха» после… хватало еще на пару дней. Со всеми остальными обстоятельствами я просто мирилась – «ну бесится моя мама, ладно, я здесь пойду на встречу, чтобы ей было поспокойней», и большую часть времени проводила с Пташкой в Крымске, чтобы избежать очередного маминого эмоционального катаклизма. В какой-то из моих приездов в Краснодар Витя пригласил меня на «посиделки с пивом, раками и его друзьями». Как же мне хотелось сказать ДА! Но с моих губ слетело «заманчивое предложение, но не могу», потому что в день «посиделок» я должна быть в Крымске. А так хотелось, хоть краешком глаза посмотреть «на его мир»! Увидеть его вне заданных обстоятельств, в которых мы с ним почему-то оказались. Ведь я чувствовала, что нас обоих тянет друг к другу магнитом, с той только разницей, что он изо всех сил по каким-то неведомым причинам сопротивлялся. Или мне все это «причудилось». 
Мне казалось, что наши встречи становятся с каждым разом теплее и ближе, и я стрепетом ожидала следующую. Но когда я вернулась в город, меня ждал сюрприз: в квартире были гости, как минимум два человека, и не надо было быть Шерлоком Холмсом, чтобы понять, что один из них был «брюнеткой в розовой кофточке»! А я еще удивлялась, с чего это он вдруг позвонил, пока я была у родителей, ну конечно же, чтобы уточнить мое местоположение на карте края! Очень тронуло, как пытались замести следы своего пребывания: простынь, в отличие от первого «натюрморта», была аккуратно расстелена, заколка для волос лежала там же, возле подушки. Только полы не вымыли за собой! Эти волосы с розовыми нитками были повсюду, в ванной она по ходу дела тщательно расчесывалась, слишком тщательно!!!


Я надела перчатки, постельное отнесла в стирку, налила ведро воды и, грязно ругаясь матом, начала собирать на мокрую тряпку последствия осеннего авитаминоза, которые породили эту чудовищную линьку растительности! Честно думала, что меня это успокоит: когда наводишь порядок в окружающем пространстве, то этот порядок наступает в голове. Увы, я накрутила себя еще больше. Стоп. Ты ему просто нравишься, и он тебе просто помогает. А все остальное ты сама себе придумала. Мой внутренний диалог с сигаретой и кофе длился до наступления ночи, но ни к чему не привел. Я оставила все как есть, ведь мысль уйти до сих пор причиняла нестерпимую боль. Пусть так будет. 
В этот раз Витя не появился. В бессильной ярости, скучая по нему, я встречалась со своими «друзьями» по сайту, чтобы хоть как-то отвлечься, заодно расширяла свой кругозор в плане работы, все больше утверждаясь в том, что мне требуется дополнительное образование. Высшее педагогическое, среди всей этой коммерции, не канает. С другой стороны, Пташку сюда я привезти не могу. Даже если я буду работать, что делать с садиком? Витя пытался мне помочь и, как оказалось, путевка «стоит очень много денег». Мне стало любопытно, сколько для него «очень много», на этот вопрос он не дал мне уточняющего ответа. Чтобы ни напрягать его своими проблемами, я отказалась от помощи. Что-нибудь придумаю потом. 


Две недели пролетели как один, но очень долгий день, в постоянном ожидании хоть строчки от него. И как ни странно, этот день наступил. «Привет», простое и банальное слово, в его исполнении вызывало во мне неописуемое буйство эмоций. «Можно я к тебе сегодня приеду?» «С каких пор ты стал спрашивать? Я всегда рада тебя видеть», - дрожащими пальцами набрала я ответное сообщение. Как же я соскучилась!


Он вошел в квартиру, и, несмотря на пасмурный день, краски стали насыщеннее. Как обычно с кофе и сигаретами мы стояли возле открытой двери балкона. Я выкинула окурок, собираясь пройти мимо него, мы столкнулись. Его руки неуверенно потянулись ко мне, и со словами «ну обними меня, я же соскучился!» он потащил меня в комнату. Кто тебя знает, соскучился ты или нет, думала я, но с удовольствием выполнила его просьбу. Мы всегда дурачились перед сексом, кто кого сильнее, но в этот раз мне хотелось вылить на него всю ту боль, что испытывала каждый день, хотелось кричать от недосказанности и непонимания! И он тоже не уступал мне, даже не пытался соизмерять свою силу, так могут драться брат и сестра, два любящих друг друга человека, которые не могут выразить словами то, что чувствуют, поверьте, я знаю, о чем говорю. У мамы начиналась истерика, когда мы с братом заводили такие игры. Так что к тому моменту, когда я выдохлась и сдалась на его милость, травмы были значимы. Хотя в полной мере я ощутила их много позднее. Стоило мне расслабиться и прекратить сопротивляться, Витя сразу же перестал давить. И началось то, ради чего он приезжал ко мне. В его глазах было столько нежности и желания! На меня никто так не смотрел, и каждый раз с ним был как первый! Просто наваждение какое-то… И для меня оставалось загадкой, как в этом человеке уживаются одновременно две натуры, которые до сих пор не разругались друг с другом? У каждого свои формы существования, но с такими переплетениями противоречий я сталкиваюсь впервые! 


После, как всегда ощущая исходящую от него дистанцию, он подвез меня к сестре, двоюродной, которая жила совсем недалеко по меркам этого города. Было желание чмокнуть его на прощание, но я не решилась, я на многое не решалась, когда он был рядом. Зачем? Ведь между нами «все просто», а у меня все сложно как никогда. Я вышла из машины и поковыляла к магазину, с пустыми руками в гости не ходят, так принято в моем окружении. Хромая на левую ногу, при каждом шаге улыбалась как ненормальная! Уже у сестры дома написала ему смс: «мля, иду, хромаю!» На что он ответил: «пусть не пристают». Что он имел в виду, я так и не поняла, но переспрашивать не стала, может, буквой ошибся?


На следующий день мы с сестрой посетили Индийскую выставку, вход был свободный. Первое ноября удивило зимней промозглостью, дождь лил, не переставая, благо, было что надеть в купе с зонтиком. В выставочном центре, где проходило это мероприятие, было сухо, светло и мухи не кусали. А еще там было полно всякой всячины: шкатулки, украшение, ткани, шарфы и … индийская роспись на теле хной и басмой. Угадайте, где я провела больше всего времени? Именно там! Индианка преклонного возраста наносила орнамент, присущий их народности. Незатейливые точки, вензеля, черточки – все вместе смотрелось шедевром, по крайней мере, мне так казалось. Именно тогда я поняла, что сделаю себе татуировку. Это желание меня преследует с лет восемнадцати. Еще летом Витя, сам того не зная, небрежной фразой «а давай сделаем тебе татуху, я у девчонки видел – прикольно смотрится» напомнил мне о ней. Мне хотелось сделать что-то, что в социуме, особенно в Крымске, не приветствуется. Просто раньше я не знала, что именно хочу, а теперь определилась. Конечно же я сделала себе рисунок басмой, на шее, чтобы примерить временный эффект на себе, вдруг, не мое? Но внутреннего протеста против татуировки у меня не возникло, наоборот, я загорелась ею! И как водится, если чего-то очень хочешь, значит, ты это получишь. 

 


Через пару дней я выбралась в гости к Марго. Странно, что мы до сих пор с ней общаемся. Мы познакомились еще в музыкальном училище, почти пятнадцать лет назад, и меня всегда удивляло, насколько мы разные! Начиная от музыки и увлечений, заканчивая мужчинами, наши взгляды расходились во всем, но это не мешало нам поддерживать друг друга на протяжении всего этого времени. И если кому-то плохо, то мы обе знали, куда надо позвонить. 
Моя поездка была не совсем развлекательная, цель была сделать тату, но и эта процедура оказалась для меня веселой. Люди часто задают вопрос, глядя на мой рисунок, «а больно было?» Да! Это очень больно. Даже с учетом моей терпимости к болевым ощущениям все равно было очень больно! Успокаивала только одна мысль, что все скоро закончится. Когда я увидела результат стараний мастера, точнее мастерицы, слегка озадачилась, может я чего-то не понимаю, ну да ладно, поживем-увидим. На маленькой веточке сакуры она умудрилась влепить голубой, бордовый, зеленый, коричневый, а где розовый? И эти листики на шее вообще, по моему мнению, были не в тему! 
Дело сделано, и с чувством выполненного долга я вернулась в Краснодар, чтобы моя веточка спокойно заживала. На пути к дому, к которому я успела привыкнуть, в трамвайчике я внимательно просматривала объявления, вывески и прочую уличную рекламу. И тут на глаза мне попался штендер (кто не знает, это такая раскладная штука, которую обычно ставят при входе в заведение, офис, кафе, короче переносной информационный носитель), который гласил о наборе на обучающие курсы разных программ. CorelDraw была в их числе, у меня же есть любительские познания программы Фото шоп. Но именно знание CorelDraw требовалось для дизайнера, я рассматривала все вакансии, и эта интересовала меня больше всех остальных. Выйдя из трамвайчика, я зашла в учреждение, которое призывало начать посещение их курсов. Узнала цену, время и поняла, что это именно то, что мне надо. Осталось найти нужную сумму. Поездка в Новорос к Марго меня несколько поиздержала, снова просить у него? Посмотрим, может, удастся вывернуться? 


Окружающий мир замер, ничего не происходило, тишина накрыла меня словно колпаком, за окном бурлит жизнь, а у меня ни-че-го. Полное затишье, как перед бурей. Я провела в полном одиночестве десять дней, не считая появления Вити, который привез деньги и даже не зашел, потому что, как он сказал, был очень занят, я бы даже добавила – мучительно занят. Из них за обучение я оплатила половину, а вторую половину планировала отдать из следующих денежных вливаний. Первые два урока прошли успешно – ничего не поняла! Все понятно до тех пор, пока тебе тыкают пальцем на нужный «инструмент». Но, выполняя домашние задания, приходило осознание полного отупения, но я надеялась, что это временно, все равно доколупаюсь, что к чему. 


На днях нужно оплатить аренду и коммунальные услуги, значит, он скоро приедет, я так ждала его! Цветочки уже зажили, и хоть мне и не нравилась цветовая гамма, мне хотелось узнать его мнение. И он приехал, оставил деньги и был таков. Дверь захлопнулась, я сползла на пол, пытаясь не закричать в голос от боли, заревела. Что ранит больней всего? Безразличие. Если раньше я хоть что-то могла чувствовать, то сейчас это была леденящая душу стена. «Брюнетка в розовой кофточке» в сравнении с этой болью мелочь, не заслуживающая внимания. Я так не хочу! Я так больше не могу, не хочу и не буду!! Проливая соленую воду из глаз, я набрала номер Марго.
- Привет, – я приводила дыхание в норму, пора успокаиваться. Эти женские штучки – в смысле слезы – мне никогда не помогали, и если кому-то от них становится легче, мне же почему-то наоборот, еще хуже.
- Привет, что случилось? – забеспокоилась Марго. Я, вкратце рассказав ей о последнем эпизоде, спросила:
- Марго, кинь на картах, что нас ожидает с ним? Есть будущее? – внутри все разрывалось на части. После непродолжительного молчания, пока Марго раскидывала карты, она произнесла: 
- Его дорога в этот дом, к тебе, навсегда закрыта, - мы обе молчали, что тут добавить? В полном ступоре я просидела на кухне, пока не стемнело. Пора. Если его дорога ко мне закрыта в этот дом, значит нужно переехать в другой. Мои шаги гулко отдавали эхом в полупустом пространстве квартиры, я успела полюбить ее. В единственной комнате я долго смотрела на постель, впитывая в себя каждую мелочь, которая здесь происходила, с ним. Нет, уходя – уходи! Хватит цепляться за воздушные замки! Ты все себе придумала сама, это был просто секс, а ты позволила себе так влюбиться!? Как позволила, так и уволю…. Слезы вновь навернулись на глаза, но я прогнала их, не поможет. 
Даже не знаю, как описать состояние, в котором я приехала к родителям. Вроде я, а на самом деле пустое место, внутри у меня было темно и пусто. В любом случае у меня еще четыре урока на курсах, так что придется еще раз потрепать себе нервы и приехать туда, откуда уезжать не хотелось. 


Мы сидели на кухне с мамой, у Пташки тихий час, пойду к ней после пяти. Почтальон принес уведомление на получение заказного письма на мое имя. Что бы это могло быть? Понятия не имею, может с прошлого суда какая-то бумажка пришла? Я отправилась на почту, там конечно же очередь, «внимательный» персонал и недовольные жизнью пожилые люди. Получив толстый конверт, я вышла на улицу, где сразу же его и вскрыла. Несколько раз перечитывала одну и ту же фразу – «… суд состоится 5 декабря 2011 года…», но не верила своим глазам. Это что, шутка такая? Меня била мелкая дрожь, я только что ощутила на собственной шкуре что такое «нож в спину». Леша, «держа свое слово», как настоящий мужик, подал встречный иск «на определение местожительства ребенка». Основания для этого у него были все. Я не работала, Пташка до сих пор с ними, и это было их козырем. Я вернулась домой, разложила все бумажки, которые были вложены в конверт. Чего там только не было! Городская администрация выдала справку о том, что такая-то о ребенке не заботилась и вообще в городе не живет, на каком основании она выдана и кем?! Наш общий кум тоже подписался подо всем этим, почему-то это ранило. В принципе он друг Леши, а не мой, так что понять его можно. Все же как омерзительно! Почему-то от Леши такой подлянки я не ожидала, он всегда был человеком своего слова, я знаю его больше пятнадцати лет! Вот тут я не смогла проглотить женскую эмоциональность в виде слез. 


- Так, Марин, ты сейчас идешь к ним как ни в чем не бывало, забираешь Малую. Возвращаешься сюда, мы садимся в машину и все вместе уезжаем в Белореченск к тете Лене, там они нас не найдут, - отчеканила мама, глядя на мою полную беспомощность. Она давно уже предлагала этот вариант, но я всегда находила отговорки и причины, не трудно догадаться почему. Со слезами на глазах я набрала номер Леши.
- Да-а, - самодовольно протянул он в трубку.
- А ты молодец, держишь свое слово! Решил себе подарок на день рождения сделать? – захлебываясь слезами, проговорила я.
- Да, встретимся пятого декабря, заодно поздравишь меня, - это было сказано так, как если бы он уже выиграл суд, с победой в голосе. Все хорошее, что оставалось у меня к этому человеку, умерло в тот же миг, я его не знаю, он чужой. 
Мне составило большого труда собрать себя по кусочкам, налепить на свое лицо ничего не значащее выражение, чтобы забрать Пташку. Сидя в машине по пути в Белореченск, я задавалась вопросами. Что меня ожидает дальше? Я не знала. Надо еще так много сделать. Найти деньги на адвоката, если я сама приду на суд – меня порвут. Найти работу и жилье, с тетей я жить не собиралась. И стереть из своей головы одного человека, без которого мир терял всю свою прелесть и очарование. Ничего не видящим взглядом я провожала город, в котором выросла. Пташка сидела у меня на руках. Ни чувства сожаления, ни потери…. Все идет так, как надо. Новый виток в моей жизни. Ведь если я не могу изменить текущий сценарий событий, значит, выбираю другой!


ЧАСТЬ II


- Ты чё, бля..., творишь?! Где вы находитесь е…?! Я сейчас приеду и заберу свою дочь! И если ты мне не скажешь, где она, я разнесу к еб…м весь ваш дом!!! – Леша разошелся не на шутку, для него стало большой неожиданностью, что я решилась забрать Пташку. Впервые он вставлял в разговоре со мной такое количество междометий матерного содержания. Мне было страшно. Я боялась, что если они действительно найдут нас в таком бешенстве, то быть беде. Мой телефон закипал от входящих звонков, из трубки сыпались угрозы. Я старалась не впадать в панику и сохранять спокойствие, но каждый раз подпрыгивала на месте, когда телефон начинал издавать звуки. Всех, кто выводил меня из равновесия своими телефонными разговорами, я определила в черный список. 


Тетя Лена, сестра моего отца, встретила нас с распростертыми объятиями, в отличие от ее мужа, этот индивид поражал своей угрюмостью и недовольством. Как она прожила с ним столько лет и еще не сбежала? Нам с дочуркой определили отдельную комнату. Первая за продолжительное время ночь вместе прошла беспокойно. Мы отвыкли друг от друга, печальная констатация факта, но так оно и было. Что ж, у нас есть куча времени, чтобы наверстать упущенное! 


Я смоталась в Краснодар, чтобы завершить свое обучение. Последний день в квартире был хлопотным: надо было собрать вещи, прибраться, как будто меня здесь и не было. Откуда столько вещей? Сюда я приехала с одной сумкой и ноутбуком, а сейчас? Хорошо, что муж сестры согласился увезти все это в Крымск. Вещи собраны в одну кучу возле двери. Сидя на кровати, в полной тишине, на прощание я отправила ему смс «ключ на щитке, спасибо за каникулы». Все. Точка. Предательские слезы все-таки побежали по моим щекам, я безумно хотела быть с ним, но с таким же безумием жаждала стереть его из своей головы и остальных органов. Столько боли в своей жизни за такой короткий отрезок времени я испытывала однажды - сейчас. С глаз долой, из сердца вон – поговорки не на пустом месте придумали, мудрость из народа пришла. Значит так и будет, со временем. Пикнул телефон, «жаль», прочла я сообщение от Вити. Кого тебе жаль?! Или чего?! В порыве гнева черканула «переживешь». 
Славный город Белореченск встретил меня тусклым светом фонарей. Мне уже было без разницы, в каком городе жить, я не чувствовала перемены мест, везде было одинаково. Так что, когда мою тётю осенила гениальная мысль отправить меня работать в Сочи, я даже не сопротивлялась, мне было все равно, где я буду находиться. Хоть в Ханты-Мансийск, фиолетово! «…И мне не страшно, билет на поезд, куда – не важно..» - надрывно пели Нервы в моем плеере, пока тётя Лена рассуждала на тему, как хорошо в Сочи и какие там зарплаты. 


Я шла по темной улице, или это был подвал, а может цокольный этаж, не знаю. Возле терминала стоял он, низко опустив голову, подумала, «пройду мимо, не буду здороваться, как будто его не увидела». «Стоять, куда пошла!» - услышала я шутливо-приказной возглас Вити. Я застыла. Медленно повернувшись к нему лицом, встретилась с ним взглядом, в его глазах было столько любви! Он прижал меня к себе и начал кружить, как маленькую девочку. «Держи меня крепче» - прошептала я, замирая от всепоглощающего счастья. Мои глаза открылись, в них стояли слезы, это был всего лишь сон. Но такой реальный, я даже чувствовала его запах, тепло рук, слышала биение его сердца. Но всего лишь сон…


На следующий день Витя мне позвонил. Спросил, почему ушла. Так как причин сделать это было предостаточно, я рассказала ему историю про встречный иск, очередной суд и что теперь я нахожусь в Белоречке. В общем «кино и немцы», а так как мой бывший муж является обладателем немецкой фамилии, шутка получилась в тему. Остальное ему знать вовсе необязательно. Витя и здесь проявил себя покровителем всех нуждающихся, пообещал, что поможет с адвокатом, даст денег. Хоть одна гора с плеч. 
Дальше события развивались стремительно. Я была в постоянных разъездах: Крымск, Краснодар, Сочи, Белореченск. Как он и обещал, помог с деньгами на адвоката, но этого оказалось мало. Мне удалось найти еще двадцать, не спрашивайте, как, все равно не поверите! Я сама до сих пор удивляюсь, что деньги ко мне приходили просто так, мне их дарили за красивые глаза, наверное, не знаю. Но этих людей я больше в своей жизни не видела. Как-будто мы познакомились лишь для того, чтобы мне помочь, и все, функция выполнена. Вторая поездка в Сочи стала для меня решающей в плане места жительства. Я разглядывала слоновьи пальмы, барбарис, черный песок на городском пляже, зеленую листву, которая оставалась на деревьях, несмотря на то что уже был декабрь. И в голове моей возник вопрос: Боже, что я здесь делаю? Я не хочу быть здесь, я хочу к нему. В тот город, где есть хоть один шанс из миллиона встретиться с ним! Если здесь меня брали воспитателем в сад, значит, и в Краснодаре возьмут, даже с отсутствием опыта. 


Суд прошел без моего участия, я оформила доверенность на адвоката. Как он потом рассказал мне, «сестра вашего бывшего мужа просто рвала и метала, пытаясь доказать суду, что вы непутевая мать». Я полагаю, всем понятно, что это была лишь мягкая формулировка всему тому, что там происходило. Но одного заседания суду показалось мало. Назначили второе слушанье. Для окончательного решения не хватало фактов, а именно «условий содержания ребенка по месту жительства». 

 


Мы наняли видеооператора, чтобы представить суду доказательства, что с ребенком все в порядке: одетый, обутый, кушает красную икру. Из местного учреждения «по делам семьи и детства» вызвали инспектора, который составил акт об условиях содержания. Планировалось отправить все это факсом, а диск отправить позже, но факс не прошел. В итоге всю эту мишуру отвезла моя мама лично. Вот только встретили её там, увы, не с распростертыми объятиями! Обезумевшая свекровь со своей дочерью среди бела дня набросились на нее, заломили руки и с криками «она украла ребенка!» пытались засунуть в машину. И эти люди вменяли мне, что я «психически нестабильна» !! Может, я в этой жизни чего-то не понимаю? Так или иначе акт у нее отобрали, диск почему-то был у моего папы, не помню почему так получилось, да это и неважно. Моя мама в истерике сразу позвонила мне, сквозь ее истошные рыдания в трубке я поняла, что надо сматываться, они теперь знают, где мы находимся. 


Мы с Пташкой как раз гуляли по рыночной площади, выбирали елочку, которую хотели поставить в нашей комнате. Тут же была автостанция. Последовала череда звонков: тете Лене, чтобы собрала наши вещи и привезла на автостанцию, сестре в Краснодар, чтобы приютила нас на некоторое время, адвокату, чтобы поставить его в известность, и маме, чтобы хоть как-то ее успокоить. Ей удалось от них убежать. Но вся эта ситуация здорово подорвала и без того оголенную нервную систему, как-никак, а сорок лет стажа преподавания в музыкальной школе по классу фортепиано даром не проходят ни для кого. Хорошо, папа был с ней, правда, где он был, когда на маму напали две полоумные женщины? Не знаю, это стечение обстоятельств или закон подлости? В общем, второе заседание суда завершилось снова в мою пользу. И мне заново обрывали телефон, чтобы я разрешила семье бывшего мужа видеться с Пташкой, а я решила выдержать паузу. Могла ли я представить, что все так обернется, когда уходила? Нет, даже мое развитое воображение не могло нарисовать такой картины. И теперь мы с малой жили у моей двоюродной сестры в половинке дома, где было всего две комнаты. Пташка и младший ребенок Алены были погодками, соответственно – покой нам только снился. Но об этом потом.


В совершенно не по-зимнему теплый денек я отправилась устраиваться на работу. И чего далеко ходить, более десяти садиков располагались прямо перед носом. Я зашла в первый, который был на моем пути, оттуда позвонили в другой, а дальше вообще все просто, меня взяли с руками и ногами, потому что именно в этом саду ушли в декретный отпуск сразу четыре воспитателя. Мне, кстати, задали вопрос «а не собираюсь ли я заводить второго ребенка?», и моя реакция в ответ их повеселила. Мне бы с одним разобраться! Осталось дело за малым – сделать медицинскую книжку. За неделю беготни по городу стерла набойки подчистую, но появился плюс: я стала в нем ориентироваться. 
Мой первый день на работе обозначен всего одной фразой «надо бежать отсюда». Была слабая надежда, что трудовая путевка для ребенка, которую мне предоставили с условием того, что я буду работать в этом саду, когда-нибудь превратиться в льготную. Какой из меня воспитатель? Разговариваю тихо, дети в группе сразу встали «на уши», я совершенно не знала, что с ними делать, благо «добрые люди», в лице заведующей и методиста, подсказывали. Но общей картины это не меняло, я ненавидела свою работу. А никто не говорил, что будет легко…


Новый год я встретила в незнакомой компании, обычные ребята, ничем не примечательные. Молодой человек, с которым я туда пришла, был их другом. Он хотел серьезных отношений, но меня раздражала его навязчивость, ну зачем звонить каждый час и спрашивать, чем я занимаюсь?! В общем, когда мне позвонила мама с просьбой срочно приехать в Кабардинку, где они встречали уже наступивший год вместе с Пташкой, то я с радостью свалила от него, и ничего придумывать не пришлось. А потом просто не берешь трубку и не перезваниваешь, было у кого научиться, и все, конец всем отношениям. 


В Кабардинке мы пробыли еще пару дней. Вместе с дочуркой гуляли по берегу моря и кидали камушки в воду, у нее столько счастья было и огорчения одновременно – купаться не разрешили! Она еще толком разговаривать не могла, отдельные слова лишь выговаривала, и только «хоцу к бабе» твердила мне каждый день, а что я могла сказать ей на это? «Да, конечно, потом, обязательно», когда все успокоятся и начнут здраво соображать. Мы продолжали прятаться, потому что Леша приехал в Белореченск к моей тете, и что вы думаете? После разговора с ним они засомневались в моей вменяемости. Забавно, да? Еще будучи замужем я поражалась умению этих людей заставлять чувствовать себя виноватой даже тогда, когда ты вообще не при делах! Да, в даре убеждения ему не откажешь, управлять массой молодежи тоже надо уметь, и у него это всегда получалось «на ура!».


Мы вернулись к сестре, их еще не было, новогодние каникулы дело такое. Пташке полное раздолье с игрушками, которые Вадик ей не давал. Три года такой возраст, когда есть только ты и мир вокруг тебя. Эгоцентризм! Тяжкий период, для меня был тяжкий. С ней невозможно было договориться, а если дело подходило ко сну, то это извечная истерика, ну почему нельзя просто взять, закрыть глаза и уснуть?! Меня «парило», что мы живем в гостях, и эти песни, которые она заводила каждый день, хозяевам на фиг были не нужны. Хорошо, сейчас никого нет, Рождество. Пташка возилась с игрушками, тихо жужжал телевизор, а я висла в Интернете. Вела задушевные беседы с «другом», заочное знакомство с которым поддерживала больше полугода. С теми, кто из другого города, общаться проще, они не требуют личной встречи. Мы обсуждали мои чувства к Вите и вообще ситуацию. «Напиши ему», «что написать?», «он же тебя не выгонял, ты сама ушла». Действительно. Сама. Наша Таня не заплачет, даже если бросит мальчик, наша Таня бросит первой, потому что Таня стерва. Может и про меня, не знаю. Честно, не помню, что именно я отправила ему, но суть была одна – «я все равно тебя люблю». Когда я прочла ответ, глазам не поверила – «я тоже». Внутри такой раздрай был. «Ты говорил, что я тебе просто нравлюсь», «что-то я стал как-то больше», а теперь докажите мне, что я сама себе все придумала!


Через пару дней мы созвонились, долго разговаривали, обо всем и не о чем. Я спросила у него, есть ли возможность снова въехать в ту квартиру. Слова «нет» я не услышала, сказал, что нужно подождать до февраля, там живут другие люди. Что ж, это уже волшебно, потому как муж моей сестры был нам с Пташкой крайне не рад. Первая зарплата планировалась в феврале. Деньги, которые мне удалось раздобыть, подходили к своему логическому завершению. Жить нам с Малой было фактически негде, поэтому любая крыша над головой меня устраивала. Январь подходил к концу. Общение с Витей проходило только по смс, мы ни разу не встретились, по каким-либо причинам встреча постоянно откладывалась и перекладывалась, создавалось впечатление, что мне просто лечат мозг. Зачем? Не хочешь ничего общего иметь со мной, так и скажи, в чем проблема?! Каждый день задавалась этим вопросом «в чем проблема?» 


Пташка сильно заболела. По утрам она не могла открыть глаза, настолько они были склеены гноем: конъюнктивит или что-то вроде того, кашель, насморк и в довершении, когда я заглянула в ее горло, гнойная ангина. Меня стала охватывать паника, денег на лекарства не было. Алена что могла, отдала из своих запасов, но сколько так может продолжаться? Срок моего нахождения в их доме подошел к концу. Саня, муж сестры, уже откровенно на нас рычал. Я надеялась только на Витю, что вот он позвонит, и все будет хорошо! Другие варианты я даже не рассматривала, а они были. Только я подошла к пониманию того, что все-таки сошелся клином белый свет на этом человеке. А Витя почему-то играл очередную роль плохого «мальчика», все его смски были «кусательного» содержания, чем дальше, тем больней. И когда я отправила ему коротенькую записочку «что все плохо, Пташка болеет, и нам негде жить», получила такой же «емкий» ответ «во бля». Зачем ты позволил на себя надеяться? Чтобы потом кинуть? Сказал бы просто НЕТ, я бы все поняла. ЗАЧЕМ? Наверное, у него были причины так поступить, он же мне ничем не обязан, а все остальное – мои личные трудности. 


Я ревела, и сестра вместе со мной. На выходные они уезжали с детьми в Крымск к родителям, а мне поставили условие, чтобы завтра, когда они вернутся, меня здесь не было. Нужно было испариться в никуда. Не могу сказать, что сидела сложа руки, я искала варианты, но все они сводились к тому, чего я не хотела: жить с кем-то другим. Я задыхалась от безысходности. Зима разгулялась, градусник в среднем показывал -20. Малая болеет, денег нет вообще, какие там лекарства, и мы на улице. Если закрыта дверь, то должен быть запасной выход, но если и эта дверь закрыта, значит лезь в окно, а на случай закрытого окна, всегда есть форточка, следовательно – выход есть всегда. Спасла меня мама, она договорилась со своей дальней родственницей, и та разрешила пожить у них две недели. Что ж, за две недели можно что-нибудь придумать, а пока на правах бедных родственников мы гостили с Пташкой и мамой, которая приехала выхаживать малую, в районе северных мостов.


Это была самая долгая и холодная зима в моей жизни. Ветер пробирал до костей так, что меня не спасали ни три вязаные кофты, ни плащ на тонком синтепоне, другой же одежды у меня не было. Вы когда-нибудь видели, как умеют бегать старушки? Это забавное зрелище, ведь если она не успеет на этот троллейбус, то следующий придется ждать около получаса, а воздух в шесть утра настолько свеж, что и десяти минут хватало, чтобы замерзнуть как тот заледенелый трамвай, в котором я добиралась на работу. Моя напарница по группе тоже собиралась в декретный отпуск и в последнее время постоянно пребывала на больничных листах. Я работала без выходных с семи утра до семи вечера пять дней в неделю, пока мама лечила Пташку. Даже не представляю, как бы я с ней моталась через весь город с пересадками?


В один из неожиданных выходных, когда моя сменщица изволила выйти на работу, я написала ему «больно чувствовать себя ненужной». Мне почти хотелось услышать от него «да, ты мне не нужна». Перестать ждать и надеяться, оборвать эту нелепую нить, которая причиняла мне уже физическую боль. Когда я прочла ответ, слезы градом покатились из моих глаз. Откуда столько воды? «Ты нужна мне!!!» Тогда почему мы до сих пор не встретились? Я же не прошу звезд с неба и луну, я просто хочу тебя увидеть, чтобы понять. Понять себя, может, я придумала эту любовь? А в действительности ничего нет, был просто хороший, нет, волшебный секс, и ничего более?.. Меня раздирали противоречия каждый день, час, минуту, мгновение. Моя душа безумно рвалась к нему и с таким же безумием жаждала его забыть. Я все время думала о нем, безуспешно пытаясь понять, что движет им и что я нашла в этом мужчине. Почему так болезненно тянет к нему? Больше в этой жизни меня ничего не интересовало. 
Две недели подошли к концу, мама вернулась в Крымск, а я собрала одну сумку с вещами и ноутбук, посадила в коляску Пташку, поблагодарила за гостеприимство свою троюродную тетю.
- Марин, и куда вы теперь направляетесь? - спросила она у меня.
- Поживем пока в садике, заведующая разрешила, - равнодушно ответила я.
- А, ну с Богом, в садике, наверное, тепло, - с заботой в голосе проговорила она. Ключевое слово «наверное»: горячая вода и отопление включались с восьми утра до пяти вечера, экономия должна быть экономной. В моем расположении в свободное от работы время была исключительно студеная вода из-под крана. Зато на работу не надо ходить, спустился со спальни – и уже на работе. И еще Пташка завершила свою адаптацию в саду: теперь место, где мы спали, она называла домом, а свою группу обозначила как свою работу. Еще один, но весьма значительный, плюс нашего бомжевания с малой был в том, что с едой перебоев не было. Весть о том, что в учреждении появились круглосуточные жители, облетела коллектив к середине второй недели. Люба, нянечка со старшей группы, взялась меня приютить, кругом люди, и уже в следующие выходные я наслаждалась горячей водой и удобной постелью. 


Вещи, которые находились в районе северных мостов, мне помог перевезти Вовка. Мы тесно общались, несмотря на то, что у него была девушка. Сам себя он называл «кобелем», и меня это устраивало, потому что сама я была еще той «сучкой» - любила одного, спала с другим, в кино ходила с третьим.
И вроде снова жизнь начала налаживаться. Но мне позвонили с незнакомого номера, в предчувствии недобрых новостей я ответила на входящий звонок. Это оказалась Ольга Владимировна, инспектор по делам семьи и детства, которая вела мое дело на первом суде. Она-то мне и поведала, что мой бывший муж подал иск на решение Крымского суда в Краевой суд Краснодарского края. От меня требовалось присутствие и несколько бумажек с работы. Страх снова поселился во мне, от этих людей можно было ожидать чего угодно. Еще в начале года Лешину машину подожгли, и они, глазом не моргнув, указали следствию на моих родителей. Бог им судья! Подготовив характеристику с работы и медицинское заключение, в котором говорилось о состоянии здоровья моего ребенка, я отправилась «в лапы лютого зверя», ничего смешного, мне действительно было страшно! 


С Витей мы перекидывались редкими смс-ками, и писал он мне только в том случае, если я ему напоминала о себе. «Мне страшно», как всегда первой я начинала переписку, «не ссы», отвечал он мне, что в переводе с интернет-японского означает «будь спокоен, как отражение лотоса в водной глади воды горного озера». О том, чтобы встретиться я уже не заикалась, зачем? Ведь если я действительно нужна ему, то он сам выберет время. Я искренне верила в это и надеялась… и ждала. И с ослиным упорством продолжала свои попытки забыть его. 

С бывшим мужем мы встретились в здании краевого суда. Он стал мягко обрабатывать меня, пытаясь увести тему разговора в нужное ему русло. Моя позиция всегда была однозначна – ты будешь видеться с ребенком, только оставьте меня в покое, не лезьте в мою жизнь! Кстати, несмотря на то, что мы оба присутствовали, суд состоялся без нас, Леша и его адвокат попутали кабинеты. И после двухчасового ожидания я не выдержала и пошла уточнять, когда состоится наше слушанье. Секретарь сообщила мне, что заседание уже закрыто, а потом с загадочной улыбкой спросила, «обе стороны здесь? Тогда подождите». Фишка заключалась в том, что крымский судья, на которого они жаловались в краевом суде, был тоже из Краснодара. Вы не представляете, как размазали Лешу и его адвоката! Даже слова не дали сказать! «Решение суда обжалованью не подлежит!». Третий суд снова в мою пользу. А на мои бумажки даже не взглянули. После мы с ним долго разговаривали, он просил о возможности видеться с дочерью и уверял меня, что больше никто ее отбирать не будет. Что ж, девочке нужна отцовская любовь, иначе это может обернуться кучей проблем в подростковом возрасте. На свой страх и риск я согласилась, через три дня он забрал малую на несколько дней. Она так обрадовалась, когда увидела бабушку и папу, а я заревела, почему не знаю. Сквозь собственные сопли пыталась объяснить Леше, что Пташка соску и бутылку уже бросила. Он всегда впадал в растерянность, когда я плакала, так как делала это крайне редко и весьма неожиданно. И сейчас крайне смущенный моими эмоциями протянул мне Пташкины документы и медицинскую карточку. Это хорошо, теперь можно встать на учет в поликлинике.

 


Канун Восьмого Марта, последний день работы перед праздниками. Детей в группе уже мало, полдник. Я объясняла ребенку, что коленочки под столом дружат, а спинка ровная, ложечку держим правильно…


- Чё ты конец облизываешь, ты ложку в рот бери!! – услышала я восклицание своего помощника. Давно я так не смеялась. Нянечки – это вообще уникальные индивиды, для которых правила не писаны. Заходя в группу, они, совершенно не стесняясь, разговаривают матом, ну и что, что идет занятие и дети все слышат, подумаешь! 
Восьмое Марта дурацкий праздник. Кто-нибудь слышал песенку группы «Бахыт Компот» «8 марта»? Нет? Обязательно послушайте, это напрочь лирическое произведение, пропитанное искренним сарказмом, и ко всему прочему отлично поднимает настроение. Так, о чем я? Да, Восьмое марта. Пташка уехала к папе, я была предоставлена самой себе. Люба, у которой мы жили, собирала гостей: родителей и друзей ее мужа. Накрыли стол, все прилично нахватались, кроме меня. Интерес к алкоголю был потерян пару лет назад после того, как я на радостях, что перестала кормить грудью, весело провела время. А на следующий день Пташка прыгала по мне и требовала к себе внимания, и ей было начихать, что маме плохо. Вот тогда-то я и пришла к выводу: зачем ради сомнительного удовольствия потом целый день мучиться? И как бабушка пошептала. Так вот, я вертела в руках телефон, который продолжал молчать, несмотря на мои заклинания. И как повелось, написала ему первой «пошли меня на фиг», отпусти меня, скажи, что не нужна, и я исчезну! «Не могу», как всегда кратко и лаконично, но внушая надежду на лучшее, ответил Витя. Возможно, он имел в виду, что не может сделать это в той форме, в которой я попросила, однако уточнять не стала. Лучше жить надеждой на лучшее и готовится к худшему. В любом случае, жизнь продолжалась у кого-то, а у меня каждый день был похож на предыдущий. Подъем в половину шестого, кофе, одеть и запихнуть сонную Пташку в коляску, шестиминутный бег с препятствиями до остановки, далее закинуть коляску, не вынимая малой, в троллейбус, пятнадцать минут «на отдышаться», и да здравствует новый рабочий день! Выходные, даже у негров они есть, протекали под девизом «не бей лежачего». 


Дни в таком темпе летели незаметно. Леша попросил меня сделать банковскую карту, чтобы перечислять туда деньги. Ну как, деньги? Хотя в моем положении и пять тысяч тоже существенно. И то, что он забирал Пташку на несколько дней в неделю, тоже облегчало мое существование. В первых числах апреля я почувствовала дискомфорт, который исходил от хозяев квартиры. На мой прямой вопрос «что случилось?», мне отвечали «ничего не случилось, все хорошо», а во мне уже знакомое противоречие. Всегда удивляла и огорчала отвага людей врать мне в глаза, зачем? Почему нельзя сказать правду в эти самые глаза? Это же экономит нервы и время обеим сторонам! Когда я добила Любу своими вопросами, она призналась мне, что приезжает ее родная сестра, которая претендует на ту самую комнату, в которой мы сейчас с Пташкой жили. И хоть это тоже было враньем, я понимала, что и у доброты существует свой предел. У меня было предостаточно времени, чтобы перевести дух благодаря Любе. 


Я взялась за поиски квартиры, исходя из собственных доходов. Выбор был невелик, учитывая очередной камень преткновения - «что? с ребенком? нет». И как объяснить людям, что моя дочурка уже давно писает в горшок, на обоях не рисует и, вообще, самый показательный человечек?! Как я уже убедилась, существует загадочная форточка, которая всегда открыта, нужно только хорошенечко поискать. Люба, терзаемая скорее всего собственной совестью, нашла мне комнату в «двушке» недалеко от того района, к которому я уже прикипела. Плата за проживание была почти символической – четыре тысячи и никакой коммуналки. Но… у нее был один минус: уже как полгода квартира была выставлена на продажу. Выбирать особо было не из чего… Будем живы – не помрем, говаривал мой дедушка. Так что Вовке снова пришлось таскать мои вещи, при этом он по-дружески сильно на меня ворчал, потому что долго не мог найти проезд к дому, а в довершении ко всему я перепутала подъезды. К слову о вещах, их количество увеличивалось с каждым прожитым месяцем в геометрической прогрессии. В принципе, от половины можно было уже смело избавляться, потому как относились они к разряду «нечего надеть, которое уже складывать некуда». На садиковских харчах я раздобрела на десять килограмм. Прям как по заказу! В первую нашу встречу Витя высказал пожелание о прибавке в моем весе. Вот, получите, распишитесь! Только к этому времени наше незначительное общение свелось к итоговому нулю. На мои признания в любви в лучшем случае получала одни лишь восклицательные и вопросительные знаки препинания.


За неделю до Пасхи я приехала к родителям в Крымск. С удовольствием обняла папу, обговорили все мелочи жизни с мамой. Все эти месяцы мы были на телефоне, и каждый день я твердила своим родителям, что все хорошо. Что бы не происходило, все идет так, как надо. Мой пофигизм вырос до небывалых размеров, но я так и не смогла втиснуть в эти рамки Витю. Два человека в этой жизни выводили меня из равновесия: Пташка и он. Этих двоих я продолжала любить вопреки всему. Своего ребенка, когда она начинала качать свои маленькие права, хотелось просто за ногу и об стену, но нет ничего на свете, с чем бы можно было сравнить счастье, когда эти маленькие ручки тебя обнимают! И его, который был всем для меня. И это сравнимо с легким сумасшествием: ходила с телефоном везде, даже там, где не нужен, искала глазами его машину, пыталась найти его во встречном прохожем, все мысли и желания были только о нем. В последнее время я била себя по рукам, чтобы не писать ему. Но в этот раз она дрогнула. «Я знала» - простая понятная фраза, понятная она тем, что ничего не понятно, на это и рассчитано.


- Ты, ни привет, ни здрасте, что ты знала? – услышала я до боли любимый голос в трубке. Такое счастье просто слышать его голос. Мы разговаривали минут десять, как всегда общими фразами ни о чем. Он тогда пришел к странному выводу, что я изменилась. Я не чувствовала в себе изменений, вроде та же. И обратилась к эксперту, сестре, она же меня лучше знает, чем он.
- Я изменилась? – задала ей вопрос сразу с порога. Она изучающее посмотрела на меня.
- Нет, Марин, ты вернулась, стала снова такой же распи…йкой, какой была до свадьбы, - вынесла свой вердикт Алена. Ее комментарий меня порадовал. Я вернулась! Семья бывшего мужа, их уклад и взгляд на жизнь несколько деформировали мою личность, но хорошо то, что хорошо кончается. Или начинается? Несмотря на все, которые мы с Пташкой прошли, ко мне пришло осознание, что жить по-настоящему – как я хочу, ну или пока как могу – я начала чуть меньше года назад. Если бы не Витя, мне бы в голову не пришло уехать из Крымска вообще. И вопреки всем огорчениям, которые связаны с ним, мне есть за что сказать ему «спасибо». 
На последнем свидании, которое «здоровья для» прошло как обычно, ощущала себя исключительно бревном. Даже новые туфли, купленные себе на следующий день, не подняли мне настроение. Сколько раз еще нужно наступить на одни и те же грабли, чтобы сделать наконец-то выводы? Девяти раз недостаточно? Тихо сам с собою я веду беседу… Достаточно саму себя насиловать с особым цинизмом! Метод «клин клином» не сработал, может время вылечит? 


Весна вступила в свои права неожиданно. К этому моменту я свернула все контакты, которые остались на сайте. Просто сменила сим-карту. И все, человек потерялся, почти. Периодически со старой «симки» я звонила родителям, так дешевле. Удалилась со всех соцсетей, где была зарегистрирована, даже ящик грохнула, чтоб наверняка. Только «аська» не желала удаляться. Вот туда-то я строчила Вите сопливые записки, которые он никогда не читал, по всей видимости, он удалил этот чат. Номер его телефона я стерла из памяти своего мобильника не глядя, не приведи Господи запомнить хоть одну циферку! Я отрезала себя от внешнего мира. Никуда не ходила, ни с кем не общалась. Пришло время для уединения, чтобы осмыслить, что со мной происходит? Меня терзала агония от невозможности его услышать или хотя бы прочесть словечко от него. «Аська» выручала… 


В конце июня квартиру, которую мы снимали, продали. Снова поиски жилья. Хоть какое-то занятие, кроме работы и Пташки. Новый владелец дал нам фору – до августа. Это, конечно же, обнадеживало, но нам и к концу июля не удалось найти подходящую жилплощадь. Нам – это мне с Пташкой и Оксане, с которой мы жили на данный момент в разных комнатах. Мы хотели найти похожую квартиру на равноудаленном расстоянии от наших работ, и да, чтобы цена устраивала. Но все арендодатели как сговорились, уже знакомое мне «что? с ребенком? нет». Оксана от души возмущалась этому факту и моему полному спокойствию, пофигизм ее просто выводил из себя. Дальше вообще цирк! Четыре месяца прожитых вместе, чуть ли не душа в душу, перечеркнула тупая женская ревность. Я же не виновата, что мужики на меня реагируют!? Лично мне на них фиолетово, кроме Вити, который занимал все мое существо. Я засыпала с мыслями о нем и просыпалась тоже с ними, не говоря о времени бодрствования, там вообще все было плохо, только ОН. Так что мое безразличие к происходящему было вполне объяснимым. Единственно, истерия Оксаны нарушала мое душевное равновесие, которое балансировало по тонкой грани моего сознания. И решение отделиться было логичным. Я убедила себя, что нужная мне квартира существует, и с этой светлой мыслью обратилась в очередное агентство. И даже не удивилась, но весьма обрадовалась, когда на следующий же день моя убежденность проявилась в реальности – арендодатель небольшой комнаты в бывшем общежитии на мое уточнение, что я с ребенком, стал смущенно рассказывать об отсутствии стиральной машины и других возможных неудобствах. В связи с тем, что мне на любые неудобства чихать в свете вышеописанных событий, я проявила свою готовность заплатить часть денег сразу безо всяких осмотров, так как была уже середина августа. От стен дома бывшей общаги тянуло «совдепией», ремонт здесь делали, наверное, еще при Брежневе, а комнатка оказалась уютной: приличная мебель и, о счастье, удобный диван! Последние месяцы на рыдване научили радоваться мелочам. 


На обустройство очередного жилища ушла неделя, отпуск был как нельзя кстати и деньги, которые давали всем жителям утонувшего Крымска, тоже. Об этом событии ходило много версий, но наш верховный следственный комитет постановил: «причиной наводнения явилось - несколько крупных рек и ручейков сошлись в одной точке». Вот такие чудеса! Текли реки в одном направлении и решили они встретиться! Виноватых назначили, дали денег, конец сказочки. Памятник, который поставили ста шестидесяти пяти погибшим в центре города Крымска, выглядит как насмешка над многотысячным горем жителей. Моих родителей это событие, слава Богу, не затронуло. И жизнь потекла дальше. 


Пташку не обрадовал наш очередной переезд так, как меня: работа в пятнадцати минутах ходьбы, транспортные развязки, все нужные магазины под боком. В трудовой деятельности тоже одни плюсы, у меня появилась напарница. И теперь мое существование изобиловало выходными, так как воспитатели работают два с половиной дня в неделю. Кучу свободного времени заполнила новая подружка – от нее ушел муж. Мы часами сидели у нее на балконе, она много рассказывала о себе и своем, как она выражалась, подрочестве. Мне рассказывать было абсолютно не о чем. Я не помню ни единого забавного случая из своей юности, кроме беспредела, в котором я не учувствовала, но была свидетелем. Карина, так ее звали, лечила свои душевные трудности алкоголем и поиском приключений, я для нее была удобной компанией. Мы носились по клубам, злоупотребляя алкоголем. Как она выдерживала такой ритм жизни, я не знаю! Мне хватило одного раза прийти на работу «в хламе», чтобы вспомнить свою норму: 
- Марин, тебе плохо? – спросила меня Ира, нянечка моей группы.
- Нет, мне хорошо, – с усилием выдохнула я, - а что?
- Ну, скажи им, - кивнула она в сторону детей, которые должны были есть рисовую кашу, но занимались своими делами, - чтобы они ели быстрее, мне посуду уже мыть нужно, - пожаловалась она. Я окинула взглядом столики, за которыми сидели дети четырех-пяти лет, шума особого не было, но она права, скоро будет занятие, нужно поторопить.
- Средняя группа! – напрягла я свои голосовые связки, при этом моя больная голова загудела словно котел. – Считаю до десяти, кто не успеет доесть кашу, на улицу не пойдет! Раз! – и тихо спросила, чтобы слышала только Ира, – так пойдет?
- Пойдет, - улыбнулась она, наблюдая за детьми, которые с усердием принялись уплетать ненавистную кашу. Я уже адаптировалась на должности воспитателя, но она по-прежнему вызывала у меня тошноту, даже ночью мне снилось, как укладываю детей спать! А я хотела видеть другие сны, но их не было… 


Моя душевная боль притупилась, уже не резала на части, а тихонечко саднила. Я искренне надеялась, что одержимость Витей меня покидает, время же все лечит! И надо же было такому случится – мы встретились, точнее, наши глаза. Я забрала Пташку из садика, мы шли домой, не помню почему, что-то заставило меня посмотреть на проезжающую мимо машину. Я не узнала Витю, потому что столько эмоций одновременно на его лице прежде я никогда не видела! Они сменяли друг друга и противоречили. Как только он понял, что замечен резко отвернулся, и машина поехала быстрее. Все произошло в доли секунды, никаких волнений у меня не было, лишь удивление. Человек, которому безразлично, не испытывает столько чувств одновременно, значит что-то все-таки есть? Надежда снова взяла меня за горло, пришлось поссориться с собственной гордостью и написать ему на электронный ящик. Записочка была коротенькой, а содержание примерно такое: «я все равно тебя люблю, я могу без тебя, но хочу с тобой…». Чего я ожидала на такое послание, сама не представляю, но когда получила ответ: «ого, я тоже рад тебя видеть, звони, номер тот же», моя гордость взбунтовала. Совсем не эти слова я хотела прочесть, но надежда придушила мою гордость, и та полуживая отползла в сторонку, наблюдая за тем, как я, принимая его правила игры, пишу ответ: «я бы с удовольствием, но у меня его нет». Витя, как Витя, прислал мне свой номер телефона без каких-либо комментариев. Набравшись храбрости ему позвонить, слушала гудки. Раз.. два.. три.. четыре.. пять…, сбросила вызов. «Ты дал мне свой номер, чтобы не взять трубку?» Ни ответа, ни привета. 

 


Знакомая боль снова поселилась во мне. Когда чего-то ждешь, а ожидаемое не случается, почему-то это выматывает, и настроение сразу переходит в разряд из наихудших, в ничего не хочется. Но, о чудо, на следующий день мы разговаривали около получаса. Меня всю трясло, сердце пыталось вынести грудную клетку и ускакать. Смутно помню наш разговор, в полувменяемом состоянии вообще трудно что-либо запомнить. Вроде он переехал по каким-то причинам, и теперь у него есть выходные, а еще изъявил желание приехать на «чашку чая». Его формулировка меня нисколько не смутила, я сама хотела этого больше, чем воздуха, без которого человек может прожить не более пяти минут. Мои нервы звенели как мой голос, который я сорвала к концу рабочего дня, в день назначенной встречи. Как вы уже, наверное, догадались, встреча не состоялась, он не ответил на мою смску, не перезвонил, раздалось оглушительное молчание. Дня через три я отправила сообщение «если ты хотел закатать меня в асфальт, то у тебя получилось» и удалила в который раз его номер. 


Карина, как умела, пыталась собрать меня по кусочкам: таскала в клубы, приглашала к себе на рюмку-другую. Мне вся эта возня порядком уж надоела, алкоголь еще больше усугублял мое состояние, в клубах стало противно смотреть на нетрезвые, потные лица. Танцевать, как мне хотелось, было нельзя, народ воспринимал превратно. Что же касается медленных танцев, тут я для себя сделала еще один основополагающий вывод: либо я веду в танце, либо, если особь мужского пола думала, что он самец, меня начинало бесить, как он танцует. Вскоре у Карины появился молодой человек, и она попросила меня оставаться у нее на ночь, так сказать, надомной нянькой. Свидания свиданиями, а ребенок должен быть под присмотром. Слушая музыку, она собиралась, а я была экспертом в области «что надеть». По радио DFM шла забавная передача «Пятница-Развратница», в которой слушатели искали свои вторые половинки. Честное слово, мальчики, ну где вы видели девушку, которая красивая, умная, хозяйственная, без вредных привычек, ах да, еще чтобы по клубам не шлялась?! Сказки читать надо, в них истина – либо Елена Прекрасная, либо Василиса Премудрая, либо Марья Искусница! Но никак все три в едином лице! А вы ищете сразу три опции в одном гаджете! Больше всего нас с Кариной повеселила прибавка ко всему вышеперечисленному «девушек с пирсингом и тату – просьба не беспокоить». То есть нам с ней можно не подкидываться. Карина – гордая обладательница пирсинга, ну а со мной все и так понятно, моя сакура выросла еще на одну веточку.


Жизнь несла меня по течению, я перестала барахтаться и хоть как-то корректировать это движение. Был уже ноябрь, когда я склеила себя по кусочкам и поняла - пора что-то менять. Первое, что требовало реконструкции - это работа. Почти год я заставляла себя делать то, чего не хочу, а если не хочу, но делаю, значит, это прямое насилие над собой. Достаточно. Мне предложили работу в рекламном агентстве менеджером, по знакомству. Самого агентства еще не существовало, но в ближайшие дни оно должно было заработать, ждали меня. Ведь еще нужно уволиться с ненавистного садика. Когда я сообщила заведующей о своем уходе, на меня обрушился шквал обвинений и упреков! Меня как-будто вернуло в прошлое, и я снова слушала свою уже бывшую свекровь, которая рассказывала о своих деяниях, коих я, почему-то не оценила. Почему так? Если человек хочет уйти, почему он автоматически становится врагом номер один? Я же, по сути, ничего плохого не сделала, я просто ухожу. Не понимаю! Что делать с садиком для Пташки я еще не придумала, это потом. Сейчас нужно набраться сил и терпения, чтобы отработать две недели. Ох, и оторвалась на мне заведующая напоследок! По каждой мелочи делала замечания, и даже придумала мне отработку часов, чтобы я замещала воспитателя, которая ушла на больничный. Какая может быть отработка, когда я полгода одна пахала в группе? Я отработала все часы на два года вперед!! Но я не стала возмущаться вслух, зачем? Мой опыт показывает, что доказывая свою правоту, ты наживаешь себе врагов, а вдруг удастся оставить Пташку в этом садике? 


И второе, но не по значению. Поставить точку во всей этой истории с Витей. Мой разум понимал, что точка стоит уже давно. Говорят, надежда умирает последней, а моя надежда – просто не убиваемая тварь! Прибить ее окончательно могло только неопровержимое доказательство – «ты мне не нужна!». Добиться этих слов от него, услышать, прочитать, все что угодно! И начать жить, а не существовать на подоконнике, который я облюбовала, когда Пташка уезжала к Леше. Не смотреть на мир из окна, а быть участником, у которого есть желания и стремления, свои цели. На данный момент, кроме пустых «мечт» о Вите, у меня никаких особых желаний не было. Может новая работа, и общение с другими людьми что-то поменяют? Еще одна надежда… на лучшее. Ведь если я не могу изменить текущий сценарий событий, я могу выбрать другой…


ЧАСТЬ III


Новый год прошел обычно. Собрались у Каринки, малая осталась у Леши, я съездила в Крымск, купила всем подарки и вернулась в Краснодар. Карина ждала меня и готовила к празднику стол. От меня требовалась помощь и присутствие. С дороги мне нужно было зайти домой, чтобы переодеться и взять все необходимое, в том числе шампанское, которым щедро одаривали меня родители детишек. Наверное, кто-то распускает слухи, что воспитатели кроме шампанского с конфетами ничего не употребляют! Не верьте им! Это все гнусные инсинуации!! В общем, когда я попала домой, в нашей секции общежития никого не было, кроме одной женатой пары. Несмотря на то что жила я здесь уже полгода, почти ни с кем не общалась, на общей кухне появлялась раз в неделю, чтобы набрать в чайник воды, исключая моменты, когда Пташка была со мной. И вот тут-то мы и познакомились, так сказать, поближе. Тетя Галя предложила проводить старый год и вынесла бутылку шампуня, мы расположились на кухне. За разговорами первая тара незаметно испарилась, и я сходила за второй, благо этого добра в холодильнике навалом – семь бутылок. Вторая тоже пошла хорошо и через час я уже была готова встречать Новый год на бровях. Когда я доплелась до Карины, она уже почти все сделала и ворчала на меня, как жена на провинившегося мужа. К двенадцати часам все пузырьки из моей головы выветрились, а пить еще уже не хотелось. Карина возмущалась моему пофигизму: «Нет, меня убивает спокойствие этого человека, через пять минут Новый год, а она, не торопясь, красится!» Под бой часов в телевизоре мы подняли бокалы, и как повелось, каждый загадал свое заветное желание. С Новым годом!! Что ждет меня в Новом году? Не знаю. «Главное ввязаться в бой, а там дальше видно будет», - так дедушка Суворов говорил.


На новой работе мне пришлось многому научится, в частности, резке на плоттере, печати на ризографе. С техникой мне всегда удавалось найти общий язык, и вся эта кутерьма мне нравилась. Единственное, что мне давалось тяжким трудом, путем «наступания себе на горло», так это «холодные звонки». Уговаривать кого-то, чтобы они работали именно с нами, было отвратительно. Так как я в этой сфере совсем новичок, то решила пока не делать скоропалительных выводов и учиться всем премудростям маркетинга. Агентство, в которое меня угораздило попасть, позиционировало себя как РА «ТОР», производственная реклама полного цикла, что, конечно же, было полным бредом. Об этом кричали все агентства и благополучно сидели на пере заказах, то есть, если клиенту нужны визитки на тачковере, а у нас шелкография отсутствует, то мы их пере закажем у того, кто имеет данное оборудование. Отсюда вытекает цена на всю печатную продукцию в этом городе. В нашем случае в наличии была только широкоформатная печать, которая находилась в Новороссийске, и плоттер, оператором и монтажником, и менеджером в едином лице которого являлась я. Еще был мой руководитель, Вероника. Мы с ней сразу сдружились и без всяких преамбул перешли «на ты». 


В моем распоряжении был неограниченный доступ в Интернет. И первое, что я сделала, это создала электронный ящик, откуда отправляла Вите короткие записки одиночными предложениями с периодичностью в пять-шесть дней, на которые он в принципе не реагировал. Но меня это не волновало, у меня была цель, почти миссия: добиться от него доказательств для внутреннего органа, который не давал мне покоя. Что это за орган я не знаю, но точно не то, что вы подумали. За две недели его игнора моих посланий я накопила в себе массу эмоций от постоянного ожидания, которые вылила в одно письмо: 


«Привет. Я все равно тебя люблю. Есть лекарство от этой болезни?) Так много хочу тебе сказать, но… получается один бред. Иногда мне действительно совсем не кажется, что я схожу с ума. Представь картину: идет девушка по улице и разговаривает..)) сама с собой.. В последнее время все чаще себя одергиваю, становится страшно за свою неустойчивую психику. Я действительно схожу с ума… без тебя, по тебе… Спрашиваю себя: «Какого хрена ты в него влюбилась? Ведь волшебным был только секс, все остальное тьма!» Да. Все случилось вопреки, нежели благодаря. У меня мир рушился, дочь отбирали, мои родные ногу мне хотели сломать, чтобы я никуда не ехала, а я была тогда счастлива. Жаль, что не сложилось… Твоя фраза «Ты мне просто нравишься, и я просто тебе помогаю…» раздавила меня. Пытаясь хоть как-то вылечить свое раненое самолюбие, столько дров наломала, даже вспоминать не хочу. (Когда очнулась, что сама себе делаю только хуже, было уже поздно).


Сейчас все ровно в моей жизни. Работа, Пташка, подруги… Все хорошо, только не хватает человеческого) тепла..)) Или чая..))) Я без этого «чая» почти 10 месяцев… действительно, от этого не умирают..))) И если уж так случилось, что мое тело хочет только тебя, а голова думает о тебе, душа или сердце, что там внутри?)), ждет тебя, то у меня никого не будет... пока люблю.


Уверена, годика через три с небольшим это пройдет..) Более того, я на это надеюсь… ведь это ненормально. Хотя и нормальностью я никогда не страдала… Но не об этом сейчас. Зачем я тебе это пишу?) Я всегда пишу, когда тоска по тебе выливается за предел моей гордости, а сейчас именно так. И это пройдет... это я себя так успокаиваю. Будь счастлив, ага? Вот такие мы, девочки, непоследовательные.))) Я знаю, что не ответишь. И не надо.) Потому что насколько я хочу нашей встречи, настолько я ее боюсь... Пусть останется так, как есть...)) точнее «ничего». Засохнет, само отвалится...)))) Сама над собой ржу... чтобы не реветь, бесит меня эта женская эмоциональность!! Проще быть мальчиком: увидел-захотел-сделал дело -следующая... и никаких эмоций по поводу нервомотства...)) Столько раз обещала себе больше никогда тебе не писать... поэтому не буду прощаться...))))»
Я была почти уверена, что это письмо не останется без ответа, но сомнения меня все-таки грызли, а ожидание как всегда выжимало до капли. С работы я приходила в полумертвом состоянии. И до сих пор вопрос с садом для Пташки был открыт. Чтобы наконец его закрыть, мне пришлось сходить в дирекцию, которая управляла всеми структурными подразделениями в «Сказке». Оттуда меня послали к моей заведующей, чтобы прояснить ситуацию. Светлана Владимировна и в этот раз не упустила возможности упрекнуть меня в моей безответственности. Долго разглагольствовала о том, что она тоже мать и ей жалко моего ребенка, и только поэтому Пташка остается в саду. Я еле сдержалась, чтобы в голос не закричать «УРА!», согласилась на все условия, которые она мне предъявила, просто чудо какое-то! Девчонки работали годами, чтобы дети ходили в сад, а я за год отмучилась! Позднее бывшие коллеги по секрету рассказали, что на самом деле Пташку оставили в саду потому, что мне дали льготную путевку, я же из Крымска, а все жители этого городишки были льготниками. Воистину – нет худа без добра!


Но вернемся к моему письму. Витя, по всей видимости понял, что у меня нет его номера телефона, поэтому сразу написал смску. Ну как, сразу? Дней через десять! «Привет, Марина», - прочла я. Почему Марина? Он никогда не называл меня по имени, а если и обращался ко мне, то только «солнце». Очень удобно, чтобы имена не путать, называешь всех заями и солнышками, девчонкам приятно, а мальчикам головняков меньше. А, ну да, в электронном ящике автоматическую подпись не убрала, надо исправить. Переписка была короткой, в четыре сообщения, как дела и все такое, конец связи. Я не унывала, номер есть, дальше вопрос времени. Теперь достать его своими писульками было проще. О том, чтобы позвонить ему, и речи не могло идти, меня от сообщений трясло как перед экзаменом, а что будет со мной, когда услышу его голос? Даже боюсь представить! Смс-ки писала почти каждый день, ответы приходили редко, и всем вокруг все было понятно, но не мне! Мой мозг хотел конкретики. Я даже не поверила, когда на день влюбленных он написал мне, что сейчас находится с любимой, а я испортила ему романтический момент. Какая может быть любимая, если ты отрицаешь само существование любви, как таковой?! Наверное, я его все-таки добила, была назначена еще одна встреча, которая, как и ожидалось, не состоялась.


Работа набирала обороты, появились первые заказы. Никогда не забуду, как я резала вручную самоклейку! Всем клиентам как обычно нужно вчера и срочно обморочно! И что интересно!? Мало того, что я сама встречала этот рулон, сорок погонных метров, из Новороссийска, а потом до трех ночи ползала с линейкой и ножом по полу, так они его забрали только через три дня! Самое странное, что ни одного пореза не было, мне же режущие, колющие предметы вообще в руки давать нельзя! А вот левая рука почему-то стала болеть и опухла. С этой болью я проходила неделю, пока Вероника не отправила меня в травмпункт. Когда доктор увидел мою руку, опухоли уже не было, а вот боль стала нетерпимой. И сколько же было детского восторга: «вы только посмотрите, как острая форма ….» дальше последовал витиеватый медицинский термин, который я даже не потрудилась запомнить. На мой вопрос, что это такое, мне объяснили просто – синдром прачки, перенапряжение и переохлаждение сухожилий. Скажи кому, не поверят – я просто держала линейку, правда пять часов кряду, а потом помыла руки в ледяной воде. Клево? Вот поэтому руку закатали в гипс, от локтя до пальцев, и прописали полный покой. Хорошо, что это была лангета, через сутки я ее сняла и надевала только на работу, потому что там покоя не было. 

 


Наше агентство нужно было назвать не «ТОР», а «Очумелые ручки», так как все заказы мы делали своими силами и руками. Я научилась всему: от резки на плоттере до монтажа пленки, изготовление объемных букв тоже входило в мои умения. Но мне еще не удалось «привести» ни одного заказа. Продажник был из меня аховый. У меня же все просто – да-да, нет-нет, а рассказывать байки, как это делала Вероника, я не могла, ну не умею я врать, хоть пристрелите меня! К концу марта мы обе решаем уйти в другое агентство, благо знакомых стало уже предостаточно. Мы думали, что проще будет делать продажи на базе уже зарекомендовавшего себя производства. С этими обнадеживающими разговорами мы сидели с Вероникой у нее дома и монтировали очередную вывеску, запивая это занимательное действо вином, попутно делились своими душевными терзаниями. Она знала все о Вите, но только сейчас сказала мне откровенно:
- Марин, ты ему «не надо». Если мужчина, хочет женщину, то он все делает для того, чтобы быть с ней. 


Ее слова легонько кольнули где-то в районе груди, я чутко прислушалась к своим ощущениям, они выражали протест по поводу вышесказанного. Руки потянулись за телефоном, «холодно» - написала я Вите. И аккумулятор сдох. Когда я вернулась домой, конечно же, первым делом вставила зарядку. На этот раз Витя ответил на мое ничего не значащее сообщение: «Марин, не пиши, не звони, меня нет…». Слезы было навернулись на глаза, но я не позволила себе плакать. Я добилась чего хотела, вот оно доказательство для того органа, который все это время заставлял меня надеяться и чего-то ждать. Теперь ждать уже было некого, человека, которого я любила, не существовало. О чем теперь думать? О ком мечтать? Такая пустота разверзлась внутри меня, и я совершенно не знала, чем ее заполнить. Пташка со мной находилась две недели, остальную половину месяца с Лешей. Когда она была со мной, появлялись какие-то заботы и хлопоты, но когда она уезжала, я тщетно пыталась найти в этой жизни хоть что-то, что меня порадует. Была слабая надежда, что новая работа и общение с другими людьми не позволят мне сломаться. И я честно пыталась отпустить Витю из своих мыслей, сердца и каждой клеточки своего тела, которое до сих пор помнило его. Но на этот момент, мне не удавалось даже представить, что со мной будет другой мужчина.
В середине апреля мы с Вероникой пришли в новое рекламное агентство, для нас новое. И… наши пути разошлись: Ника зачем-то включила «директора», что раньше было нормально, но в данных обстоятельствах недопустимо. Я стала вздрагивать от ее звонков с мыслями «что я сделала не так?» И решила, что лучше просто общаться и не иметь никаких пересечений по работе. Совсем рядом с садом, в который ходила Пташка, я устроилась менеджером в «о великий» «Гудвин». Мои умения и навыки там очень пригодились, за короткий срок я вспомнила графическую программу CorelDraw и сама верстала макеты от визиток до наружной рекламы, плюс монтаж пленки и резка на гильотине. И мне не надо было никого обзванивать, предприятие работало уже более семи лет и имело свою постоянную клиентуру. Единственное, что меня не устраивало – заработная плата. Семь тысяч за две недели упорного труда, включая выходные, меня несколько смутили. Но я проработала там до начала июня, пока Вероника не предложила другое новомодное агентство, у которого был красивый офис, выдержанный в белых тонах (даже мышки были белыми), включая собственное производство самой разнообразной печати. Руководитель пообещал высокий оклад плюс процент. 


В середине первой рабочей недели выпал дурацкий, никому не нужный выходной. Позвонила Каринка и пригласила в гости. Я не хотела никуда идти, мне было комфортно дома, никого не видеть и не слышать. Уже два месяца я пряталась здесь от всего мира: работа-дом-работа. Почему-то не смогла сказать ей «нет». Под привычное жужжание Карины я молча делала вид, что слушаю. Совершенно не помню, как я оказалась возле компьютера, почему я «зашла в почту» и написала ему «я ничего без тебя не хочу». Прежде чем я осознала что делаю, навела курсор и отправила. Какая разница, где работать и что делать, если мне все равно! Мне безразличен мир, в котором его не было! Для меня не было!! Зачем мне эта любовь, за что меня так наказала вселенная? И сколько еще будет продолжаться эта мука? Не видеть, не слышать, не чувствовать его дыхания, тепло его рук?!!! Я устала себя обманывать, убеждая саму себя, что все прекрасно… я устала… 


Несколько дней я ходила на автопилоте. Делала то, что от меня требуется, особо не перетруждая себя, неотвратимо приходя к математическому правилу: от перемены мест слагаемых – сумма не меняется. Я не продажник, и дело не в агентствах и условиях труда, мне противно навязывать людям то, что им не нужно. Это не я. Тогда что я? И кто? За пять месяцев работы в рекламе я узнала все производство изнутри, научилась делать макеты, самостоятельно монтировать стенды и объемные буквы, и теперь знаю, где пере заказать у прямого поставщика продукцию, где хорошая печать на пленке, а где самая дешевая ширка, кто занимается шелкухой, а кто сублимацией. Но до начальника производства я еще не доросла, а менеджером по продаже так и не стала. 


На обеденном перерыве мы с Вероникой решили прогуляться в магазин, захотелось булочек, ей простительно – третий месяц беременности как-никак. Пытаясь понять, хочу ли я есть, сосредоточенно просматривала весь ассортимент магазинчика. Зазвонил телефон. Не глядя, я достала его из сумки и приняла входящий вызов. 
- Алё? – произнесла я.
- Привет, - Витин голос был как гром среди ясного неба. Колени подогнулись, дыхание перехватило. Я не поверила своим ушам, посмотрела на дисплей и узнала его номер, нет, я не сошла с ума, это действительно он.
- Привет, - заикаясь, просипела я.
- Как дела? – обыденно спросил у меня Витя.
- Прекрасно, - проговорила заученное долгими месяцами слово. Дальше последовало молчание, - Помолчим? - шутя, продолжила я, надо же что-то говорить!
- Ты же мне на майл написала, - отчеканил Витя. Я поняла, что если сейчас начну говорить, то буду нести исключительно несусветную чушь.
- Я сейчас на работе, не могу разговаривать, потом перезвоню, - протороторила я и бросила трубку, то есть отключилась. Снова посмотрела на булочки, аппетит пропал вовсе. Меня колотило, как…, даже не могу подобрать соответствующего слова. Вероника предложила сходить к психиатру и пропить курс успокоительных, она была в шоке от моего состояния. Я тщетно себя успокаивала, но минут через пятнадцать мандражка закончилась. Пальцы уже чесались от желания ему написать. «Я и раньше писала, но тебя же нет», «хи», прочла я в ответ. Меня переполняли всевозможные эмоции, которые требовали выхода. «Это все, что ты можешь сказать?» «Ты тоже ничего сказать не можешь». Чего мы хотели друг от друга в этом контексте – непонятно. Два часа переписки ни к чему не привели. На мой звонок в конце рабочего дня он не ответил, на смс-ку тоже. Зачем ты позвонил? Поиздеваться? Почему ты мучаешь меня? Что я тебе сделала? Не нужна тебе? Игнорируй! Даже если буду умолять об обратном…. Перестань давать надежду… я устала. 


На следующий рабочий день пришла с четким убеждением, что с рекламой покончено. Достаточно, буду искать другую форточку в другой сфере деятельности, которая не связана с продажами. И пришла я сюда только для того, чтобы написать письмо Вите, дома выхода в Интернет не было.
«У нас не получается диалога. По всей видимости мы разговариваем на разных языках, поэтому пишу тебе в который раз, надеюсь, последний. Хочу, чтобы ты услышал меня. После твоего звонка меня семеро успокаивало, поступило предложение обратиться к специалисту.)) Как я еще с катушек не съехала? Вить, я не знаю, что у тебя в голове, но я так больше не могу. У меня нет личной жизни, я не вижу ее без тебя, у меня нет каких-либо интересов, нет аппетита, меня нет. Ты держишь меня на длинном поводке, сам того не подозревая. Нет, я тебя ни в чем не обвиняю, это все мои эмоции, с которыми я не могу справиться. Мне ничего от тебя не надо, все, что нужно для существования, у меня есть. (Кстати, спасибо тебе, ты помог мне принять то, что я все могу сама.) Я просто хочу быть рядом с тобой, и если у тебя нет этого в планах, то молчи дальше. Удалю твой номер и постараюсь больше не писать тебе. Мне больно только от этой мысли. Но моя любовь к тебе принимает болезненную форму, пойми, я на грани. Есть только Пташка, которая держит меня в этой жизни, Мне нужна какая-нибудь определенность. А ты молчишь…, и я не понимаю ничего.»


Собрала вещи со своего рабочего стола и ушла. В который раз я убеждала себя в том, что, все, точка, ничего не было, мне все причудилось. Но я не могла запретить себе думать о нем, о нас. Я окунулась в тот мир, где мы с ним вместе, как на той картинке, которую я «слепила в фотошопе» в период обострения своего безумства. Это было благостное забытье, в котором я предавалась мечтам. Часами сидела на подоконнике и смотрела в одну точку, о том, что надо поесть, вспоминала к позднему вечеру. Через некоторое время от резких движений у меня стала кружиться голова и темнеть в глазах, но мне было все равно. Меня не существовало в этом мире, я придумала себе другой, где я была счастлива. Я настолько увлеклась, что чуть было не слетела с того самого подоконника после многочасового обездвиженного состояния, успела схватиться за оконную раму, окно было открыто, лето же. Но трусливая мыслишка в тот момент все-таки пробежала по краю моего сознания, а что, выпасть из окна, и конец всем мучениям! Стоп. В этой жизни есть человек, которому нужна твоя любовь, Пташка. 


Так как я была в поиске работы, это ненадолго выдергивало меня из моего анабиоза, в который я погружалась сразу же, как только оказывалась дома. Даже мама стала звонить реже, ее раздражали мои односложные ответы, она звала меня домой, удивляясь, чего я там одна сижу? И ей удалось вытащить меня на неделю на море с Пташкой. Моя дочь удивила меня своим бесстрашием, ей нравилось прыгать на резинках, лазать на высокие горки, в общем, я наконец-то увидела в ней себя. И это порадовало! Родители уговаривали меня остаться с ними до конца лета, но это было для меня неприемлемо, скорее невыносимо, тяжело было делать вид, что у меня все хорошо. Быть самой собой я могла только в одиночестве или с Марго. Она не задавала лишних вопросов, не напрягала своими разговорами. К ней я приезжала при первой возможности, так как ее молчаливая поддержка была для меня очень ценной, но даже у нее я не могла находиться больше суток. 


Был конец июля, я в очередной раз приехала к ней. Она просила меня остаться у нее еще на денек, придумывая разные развлечения для нас – текила, телек, Интернет. Я слабо сопротивлялась, одного дня было предостаточно, чтобы устать от всего этого, да и к родителям нужно было ехать, но лучше остаться у Марго, чем провести лишний день с ними. У мамы были одни разговоры: почему Пташка находится с Лешей больше, чем с тобой, почему ты такая худая, надо больше кушать, на такие кости мужики не бросаются, почему ты такая? И папа туда же! Все учили меня есть, пить, ходить, быть. Они, конечно же, хотели для меня лучшего и по-своему беспокоились обо мне. Но все, чего хотела я – это чтобы меня оставили в покое и дали спокойно сдохнуть. В общем, я осталась у Марго еще на один день. Мы смотрели «Битву Экстрасенсов», новое увлечение Маргариты, мне было все равно что смотреть, я была в себе. Мысли о нем постоянно думались и даже снились. Вот он в белом «джипе» возле моего дома, вот мы с ним переписываемся в Интернете. Я смотрю на его Аватар, читая сообщение «хорошо, я согласен, но у меня есть условие». Какое условие и на что он согласен, я так и не узнала, потому как проснулась от увиденного в шоке. Такие сны были редкостью и отличались от большинства тем, что оставляли после себя полное ощущение реальности происходившего. Перекладывая эти картинки в своей голове с места на место, ведь только там у меня была возможность видеть его, секса, к моему великому сожалению, не показывали, я не сразу услышала, что звонит мой телефон, и, глядя на номер входящего абонента, сама себе не верила – Витя. 


Вместе с телефоном я метнулась на балкон и впервые за все лето обратила внимание на небо, какое оно оказывается синее, мир снова заиграл всевозможными красками. Ноги перестали меня держать, и я сползла на пол. Марго сунула мне в руку электронную сигарету, и я вцепилась в нее как утопающий за соломинку. Не буду вдаваться в подробности нашего разговора, он не имеет значения, мы разговаривали как ни в чем не бывало, как будто не было моих сопливых писем с просьбой услышать меня. Но его звонок сыграл важную роль – он вытащил меня в реальность, потому что в который раз дал надежду, что человек, которого я любила вопреки всему, все-таки существует… для меня.
Окрыленная, я принялась всерьез за поиски работы, и как назло все организации, которые меня устраивали в плане зарплаты, находились на другом конце города или не удобный график. В принципе, почему нет? Я попросила Витю помочь мне с работой, он же коренной житель и многих знает, и естественно, это была смс-ка. Витя, конечно же, был как всегда лаконичен: «пришли на мой ящик резюме», далее последовало несколько уточняющих вопросов, на которые я постаралась дать исчерпывающие ответы. И это всё? Удержать себя не было силы: «маякнеш мне, когда что-нибудь узнаешь?» «Конечно». «Спасиб». «Я скучаю»… Для меня это прозвучало почти как «я тебя люблю»! Не подумайте что свихнулась, хотя была к этому очень близка. Разум понимал - это всего лишь слова, а душа пела! Ей было абсолютно наплевать на условности, на то, что по общепринятым законам в данных обстоятельствах между мной и Витей, как показывала практика последних двух лет, ничего не может быть. Но душа, или что там за орган внутри, хотела верить или просто знать, что у этой сказки есть «хэппи энд». 


Но ничего не изменилось, кроме звонка и переписки о работе никаких движений не было. Недели через две меня это разозлило, я не просила мне звонить! Началось все с моего смс-сообщения, я «завернула» что-то о «пятикратно пресветлом Цезаре», рассчитывая на пару смс в ответ от него. А Витя пошел дальше – он позвонил, меня, конечно же, била мандражка, сердце раз цать меняло место дислокации в моем организме, какой ужас! Что будет со мной, когда мы с ним действительно встретимся?!! А встретимся ли вообще? Я в это уже не верила, хотя хотела и боялась этой встречи с одинаковой силой. Мое уединение затянулось почти на полтора года, я забыла как вести себя с мужчиной, не говоря уже о сексе. Будем надеяться, что этот навык из разряда тех, как один раз научился кататься на велосипеде и на всю жизнь. 

 


На следующее утро, меня разбудила его смс-ка «привет». Если я скажу, что свалилась с кровати, поверите? А зря, так оно и было. «Можно задать тебе вопрос». Конечно, все что угодно! Это я погорячилась… «Сколько у тебя было мужиков после меня?» Я долго решала что ответить, думая, может, соврать хоть раз в жизни? А какая ему вообще разница, сколько их было после, может, еще спросит, сколько их было до? «Хи, ты что, считаешь?» Да, я тоже знаю этот анекдот, нет милый, все давно посчитано и измерено. «Я так понимаю, что цифра имеет значение?», отправила я вводную, затем последовал прямой ответ «9». Пауза между смс затягивалась, тут меня прорвало, «я пыталась стереть тебя, и долго не понимала, что это бесполезно!» «Почему бесполезно?» «Потому что я все равно тебя люблю», дальше вся в «соплях» я ушла умываться, чтобы не гипнотизировать телефон в ожидании ответа от него. И ответ пришел сам собой, дословно, конечно же, не помню: «Как ты могла влюбиться? Я ничего не делал для этого! Мы можем встречаться, но я никогда не буду с тобой жить, тебя это устроит?» «Да», я на все согласна! Мне нужна эта встреча, чтобы понять, может, я все сама себе придумала? А если не придумала? Как я буду жить дальше без него? Смогу ли? Ведь народная мудрость «время лечит» в моем случае тоже потерпела фиаско! Один умный человек написал, что «время притупляет боль, которой тебя наградила жизнь, но никак не лечит! Нельзя рассчитывать на Время, чтобы стереть, забыть произошедшее, это невозможно. Это будет с тобой всегда! Время просто стирает грани когда-то ярких воспоминаний». У меня же эти грани с каждым месяцем становятся только острее, причиняя каждый прожитый день без него невообразимые страдания. 


Но сейчас я получала удовольствие от переписки с ним, думаю, это было взаимно. Мы «подружились» в соцсети и провели там почти целый день, как тогда, когда я еще была замужем и жила в Крымске. Я наконец-то навела порядок в своей комнате, он же должен приехать! Договорились на пятницу, до нее осталось три дня…. Они тянулись бесконечно! И вот наконец-то этот день настал, наверное, я никогда так не собиралась на свидание, на один макияж было потрачено не менее часа, надела маленькое черное платье, шпильки… А в ответ тишина…


Я не понимала, зачем все это? Зачем эти смс-ки, телефонные разговоры, обещания? Зачем? Глядя на себя в зеркало, я видела хоть и худощавую, но вполне привлекательную женщину, взяла телефон и сфотографировала себя для истории. Пикселей во встроенной камере для четкого изображения не хватало, пришлось поколдовать в «фотошопе», но ни одна графическая программа не могла убрать тоску из моих глаз. Я загрузила фото на страницу, где мы с Витей провели столько часов…. Последние полгода я запрещала себе плакать, а сейчас разрешила. Почему нельзя было написать мне на крайний случай, что у тебя не получается, или еще что-нибудь придумать?!! Своим молчанием он изводил меня на нет! Я засыпала в слезах, с ними и проснулась, целый день из моих глаз лилась вода. Меня уже ничто не могло остановить, от вида еды тошнило, за окном тоже накрапывал дождик…


К концу дня что-то в голове у меня щелкнуло, ты не отвечаешь на мои сообщения? Я тоже буду молчать! Это решение меня вдохновило, проснулся зверский аппетит, которого давно не было, родители уже хотели лечить меня от анорексии. Жаль, они не видели, с каким удовольствием я уплетала спагетти с маринованными корнишонами! В этом состоянии мне удалось продержаться до понедельника. В нашей жизни все закономерно, после подъема идет спад. Я боялась, что меня снова потянет на дно, из которого я недавно выкарабкалась, хоть оно и было спасительным для меня тогда, сейчас возвращаться обратно, ой, как не хотелось! Чтобы не свалиться в пропасть, два дня я применяла различные аутотренинги, на которые раньше не было ни сил, ни желания. К началу третьего дня я почувствовала тщетность своих усилий, меня снова засасывало туда, где мы с ним вместе и счастливы. Скоро в этом мире останется одна моя оболочка…


Я держала свое слово сама перед собой - не писать ему, но просто написать для самой себя мне никто не запрещал! Потребность в «писанине» у меня открылась еще в подростковом возрасте, ведь тогда казалось, что тебя никто не понимает, и благодаря моим дневникам, мама хоть что-то знала о бытие своей дочери. Пальцы застучали по клавишам, я писала как чукча, что вижу, то и печатаю. Зазвонил телефон, Вите, наверное, стало скучно, я не ответила, продолжая набирать текст. В соцсети было уже несколько сообщений от него, типа «ау, ты где?», «ну прости, я исправлюсь» и, блин! Цветочек! Капец, ты меня ни с кем не перепутал?! Я не люблю цветы, ни живые, ни виртуальные!! И мы с тобой это обсуждали, хоть и очень давно, мог бы запомнить – не каждая девушка так относиться к цветам! И еще он поставил класс на той самой фотке, которую я сделала в потрепанных чувствах. Вот тут я не выдержала! «Хватит трахать мне мозг!», грубо конечно, но совместимо с происходящим. Он еще раз позвонил, и моя решимость не брать трубку начала таять…. Ну где же моя гордость? А, ну да, я же поссорилась с этой дурой, хотя кто из нас дура можно еще поспорить. Я дописала письмо, которое не было предназначено для его прочтения, но было отправлено: 


«Привет.)) Я хочу секса… с тобой. По ходу я слишком много хочу...))) Не понимаю, в чем проблема? Я никогда не писала тебе, что хочу с тобой жить... я не буду жить ни с тобой, ни с кем-либо другим... Мне этот гемор на фиг не нужен! Я там была, и с меня хватит.)) Я хочу встречаться, но регулярно... Это наверное тоже много...)))) Хотя... раза два в неделю это нормально... мне было бы нормально.)))) 


Еще хочу ответить тебе на вопросы, которые ты мне задавал… Ты действительно ничего не делал для того, чтобы я влюбилась… а даже наоборот, за это время, что ты мне трахаешь мозг, нормальная уже давно послала бы тебя на х*й и жила бы себе дальше... Но я же Марина...))) если мне что-нибудь в голову взбредет… ППЦ. Если бы я знала, почему меня так тянет к тебе... именно к тебе, я бы выключила эту опцию в настройках по умолчанию… Но ничего не помогает… ни время... ни твои выкрутасы... НИЧЕГО.
Поэтому, милый, люблю тебя безумно... но с этим безумием пора кончать... Знаешь, какой у меня сейчас вес? При условии, что в марте я весила 56 кг... сейчас мой вес 49... Еще один такой нервный срыв, и Пташка останется без матери... На меня тебе по х*р... ребенка пожалей.. Жду тебя сегодня... не приедешь, делаю выводы.
Вопросы есть?)»


Да. Знаю. Это была истерика с неприкрытым шантажом чистой воды, к тому же обильно сдобренной ненормативной лексикой. Не пристало девице так выражаться, да еще и любимому отослать, но мля! Это сработало!! Витя сразу набрал мой номер, и на этот раз я взяла трубку.
- Что значит, делаю выводы?! Выезжаю через десять минут! – как же я ждала этих слов! Но когда эта радужная перспектива замелькала перед глазами, появилась острая потребность спрятаться в шкаф! И гаденькая мыслишка – может, и в этот раз врет? Но на всякий случай нужно привести себя в порядок. Вы когда-нибудь пробовали накрасить одинаково глаза трясущимися руками за десять минут? А у меня получилось! Правда в этот раз я не стала надевать маленькое черное платье, как говориться - проехали! Напялила на себя шорты и любимую растянутую футболку, главное, чтоб удобно было. На все про все у меня было не больше сорока минут. Блин, ноги не успеваю побрить! Ну и ладно, я же не виновата, что он такой внезапный?! Я подошла к окну, которое выходило во двор, и увидела, как Витя спрашивает старичка из соседней секции, какой номер у этого дома. Хм, волосы стали длиннее, а если виски убрать, вообще будет клево…. Я не видела как трясется осиновый лист, но меня, скорее всего, затрясло именно так! Соберись, тряпка!! Бесполезно… ноги подкашивались, координация в пространстве отсутствовала вовсе! Держите меня семеро! Эмоции, которые я гасила все эти долгие месяцы, вылезли наружу, и у меня не было сил как-то с этим справиться. Ни живая, ни мертвая я поплелась на полусогнутых на улицу, захватив мусорный пакет, этого добра почти за неделю хандры накопилось предостаточно. Направляясь в сторону мусорных баков, я тщетно пыталась его разглядеть, набрала его номер, сама!
- Ну и куда ты делся? – дрожащим голоском проблеяла я.


- В смысле, куда делся? Это ты идешь с мусором? – заодно спросил Витя.
- Ага, - ответила я, чуть не падая от полноты ощущений. Я обернулась. Действительно, Витя припарковался на черном внедорожнике, и смотрел на меня, только бы не споткнуться!! Мне же еще нужно идти к нему на встречу, а я забыла, как дышать! Витя вышел из машины и ждал меня, пока я доковыляю. Вот. Я на расстоянии вытянутой руки от него, и он пристально рассматривает меня с головы до пят, желание спрятаться в шкаф усилилось! И, по-моему, я это сказала вслух! Так как шкафа поблизости не было, я спряталась за его спину. Глядя на его плечи, захотелось прижаться и повиснуть, стать маленькой, уткнуться носом в его шею…. Но он обернулся, в его взгляде ярко читалось удивление. Земля из-под ног куда-то убегала, надо срочно найти опору. Машина! Капот вполне устроит, ну и что, что грязный, главное не упасть! Витя обратил внимание на мою электронную сигарету, посмеялся и предложил насушить ореховых листьев. Повсеместно сталкиваюсь с таким отношением к моей зависимости: все думают, что это просто воздух, напрасно, на вопрос «помогает?» я всегда предлагаю попробовать. Меня забавляет, как курильщики со стажем начинают закашливаться и смахивать слезы с глаз, потому что по привычке вдыхают дым, а это пар, в котором приемлемое содержание никотина и приятное послевкусие, а не смрад. 


Я так поняла, он приехал с четким убеждением, что будет «чай», а к этому действу лично я была не готова. Даже если бы успела побрить ноги, мое эмоциональное перенапряжение вряд ли бы позволило адекватно реагировать! Он слегка расстроился, когда я наплела кучу «отмазок», типа «у меня бардак и соседи, у которых очень чуткий слух», доля правды в этом была, поэтому враньем не считается!! Мы сели в машину, тут я обратила на нее внимание:
- Я почему-то думала, что она будет белой, - вспомнила я свой сон.
- Почему белая? – попытался мне возразить Витя, но я перебила.
- Ты же сам говорил, что машина должна быть либо белой, либо черной, а сам ездишь на серебристой! «и то, только по тех паспорту», - вытащила я из своей памяти его утверждение. Витя улыбнулся, ответить на мой выпад он не смог. Возникла пауза. Боже, надо что-то говорить, не молчи как пришибленная, сама себя увещевала я.
- А почему стекла нетонированные? – нашла что спросить…. 


Его глаза прищурились, и он стал объяснять, что без тонировки ты не интересен для полиции, а вот когда ездил на КИА, пачка штрафов лежала. Ага, подумала я, то же самое ты говорил про машину, которая была до КИА, пока не приобрел антирадар. Проблема не в тюнинге, а в том, кто за рулем. Снова пауза, блин, что говорить?! Я предложила принести кофе в машину, он улыбнулся: «Что, свалить хочешь?» Неужели так заметно, удивилась я. «Ну, рассказывай, как жизнь», - предложил тему Витя. Что тебе рассказать, как я бредила тобой все эти два года, что мы не виделись? Или может про то, как я себе отрезала кусочек пальца, а потом потеряла сознание? Тоже не то…
- Да нечего рассказывать, все обычно, работа-дом-работа, - как могла, продолжила нашу беседу. Разговор не клеился, мозг закипал от вопросов, на которые я хотела услышать ответы, а язык прилип к нёбу, кроме односложных фраз ничего не могла из себя выдавить. Минут через пятнадцать нашей светской беседы я почувствовала, что меня начинает отпускать, руки уже не тряслись, как у алкоголика после недельного запоя, и внутри меня наступало шаткое, но спокойствие. 


С чего вдруг Вите пришла гениальная идея ткнуть меня пальцем в ребра, я не знаю, может ностальгия по нашей предпостельной борьбе замучила? Или ему надоело смотреть, как я вся трясусь от страха, в общем, зря он это сделал. Во мне проснулся зверь, и отнюдь совсем не заяц. Мы сцепились руками, Витя пытался высвободить свою руку, но не мог, не потому что я такая сильная, а потому что я находилась в состоянии аффекта, в этом состоянии люди такое творят! 


- Что, кроме ложки тяжелее ничего не держим? – прежде чем подумала, ляпнула я. Что ты несешь? Быстро возьми свои слова обратно! Поздно, его глаза потемнели, походу я попала в десяточку. Не знаю, сколько это продолжалось, руки уже болели от синяков и царапин. Он наверное понял, что сдаваться я не собираюсь, так как продолжала сопротивляться, поэтому вышел из машины и закурил. Я уже знала, что когда он вернется, скажет «пока». Что за идиотизм на меня напал? Я же представляла себе все иначе! А получилось как в анекдоте, который еще не придумали. Ну вот, «встреча на Эльбе» состоялась, лучше бы ее вообще не было! 
- Вить, я хочу секса, когда ты приедешь? – набралась храбрости сказать это вслух, когда он вернулся. 
- Ты все-таки решила со мной поговорить? – не смог сдержать он улыбку. 


Признаться честно, дальше у меня провал в памяти, помню только, как я вышла из машины, резко заболела голова, нужно срочно поесть, почти три часа дня, а кроме чашки кофе во мне еще ничего не было. Какой кошмар! Боже, что я натворила! Оказавшись у себя в комнате наедине с собственными угрызениями совести, села на пол, чтобы осмыслить и разложить по полочкам нашу, блин, встречу. Но я не успела этого сделать. Витя присылал смс-ку за смс-кой, а потом двухчасовая переписка в соц. сети с упреками в мой адрес, что даже поцеловать себя не дала! Я так долго себя убеждала в том, что не нужна ему, что у меня даже мысли не возникло о таком желании с его стороны. Отвечая на его вопросы и задавая свои, плавно, но верно, мы вышли на тему «почему он то появлялся, то исчезал». Все оказалось до боли тривиально, неизвестное значение в этом уравнении стало известным – девушка. Оказывается, все это время, что я ему написывала, он жил с девушкой, из-за которой поменял работу и место жительства…. Почему не сказал сразу? Его ответ меня просто размазал: «Мы с тобой тогда уже не общались, что я должен был, отчитаться перед тобой?» Нет, конечно же, не должен…. В голове все перемешалось, затошнило от самой себя и от происходящего в целом. «Это же ничего не меняет?» - спросил меня Витя. А что это может изменить? Два года моей жизни в ожидании тебя? Столько было сделано, сказано, написано… и это тоже ничего не поменяло для тебя. Последние подробности его личной жизни мы с ним выясняли уже по телефону, и когда связь прервалась, я даже вздохнула с облегчением. В обнимку с подушкой дождалась сумерек, голова перестала трещать как маракас, теперь можно поесть, точнее нужно. Витя грозился приехать на следующий день и что-то со мной сделать, это мы уже слышали, доедет ли? 
12 
Утром я получила от него смс-ку «солнышко прости, не получается», я в этом почти не сомневалась, ага, конечно, в пятницу у тебя получится, точно так же как и в четверг, да и в любой другой день недели. Со мной играли, как кот с мышкой, а в чем азарт? Кот, после того как наиграется, обязательно ее съест или придушит и бросит за ненужностью, а что сделают со мной? Зачем он это делает? Почему? Я смотрела на свои руки, которые были щедро усыпаны синяками, и пришла к неутешительному для себя выводу: Витя будет резать меня на ленточки, а я буду умирать от счастья…. Только влюбленная дура может с такой легкостью прощать. И я устала во всем этом разбираться: почему, зачем, за что! Эта теорема не требует доказательств, потому как является аксиомой. Просто принять тот факт, что Я ВСЕ-РАВНО ЕГО ЛЮБЛЮ, и попытаться как-то с этим жить дальше.
«Я не знаю, зачем я это пишу… скорее всего ты это письмо никогда не прочтешь, просто есть физическая потребность сказать тебе… Но нет возможности. Ведь тебя по-прежнему нет. Я так устала… Ждать тебя… Тебя нет… ты есть, но тебя нет. Мой мозг пытается разложить информацию по полочкам, но от письма до встречи, от звонка до смс-ки... там постоянный бардак. Эмоции каждую минуту разные. Полная нестабильность. Хочу послать тебя, но при этом начинаю испытывать физическую боль. Знаешь, никогда не подозревала о таких чувствах. Вообще не думала, что так можно любить и хотеть человека. Скорее всего, я вру сама себе, что не хочу с тобой жить… ведь это здорово, просыпаться с человеком, которого любишь… Но я себе это представляю по другому: быть вместе – это делать по возможности тоже все вместе. Спать, готовить еду, дурачиться, убираться в квартире, биться подушками, устраивать розыгрыши… приятные розыгрыши, трескать мороженое, ходить по магазинам, в кино, … и еще куда-нибудь, куда ходят нормальные пары с целью отдохнуть от быта. Но при этом не нагружать друг друга обязанностями. Вот такая золотая середина… интересно, такое возможно в реальности… или это моя утопическая фантазия? Еще одна… все мои фантазии связаны с тобой. Как же выбраться из этого замкнутого круга? Люблю тебя, Коть… Очень скучаю, приезжай, я жду… все-равно жду».


Пташка спасла меня, она почти все лето была у Леши, а сейчас вернулась, и я решила что раньше, чем через месяц, они ее не увидят. Я очнулась ото сна наяву, и наслаждалась общением со своей дочерью. Мы купили красноухую черепаху, продавец сказал, что они долго живут, проверим, кот сдох через три недели. Не подумайте, не потому что я плохо за ним ухаживала и забывала кормить, попробуй, забудь! Он ведь начинал громко вякать! Как сказал ветеринар – не выдержал иммунитет. Жалко киску, я к нему привыкла. Вот Буч, так мы назвали с Пташкой нашего нового питомца, точно вякать не будет!


Пока Пташка была в садике, я ходила на собеседования и пробовала разные сферы деятельности. Call-centre мне пришелся не по душе. Следующая попытка - стать риэлтором, здесь меня хватило на два дня. На второй день в роли риэлтора, я не выдержала и написала Вите. Уже неделю ждала от него хоть словечка, может, его разноцветные тараканы соскучатся по моим, и он захочет меня увидеть, ну или хотя бы услышать… или просто написать мне. Но…. В общем, отправила ему слюнявую смсочку «Вить, куда пропал, привет, я соскучилась!» «Привет, солнышко», - это было приятно, хоть и не люблю я эти заменители имён. Так хотелось ему рассказать о своем бытие, о своей тоске по нему… «Отправить тебе сопливое письмо на почту?» «Давай». Я принялась писать, но получилась полная чехарда, набор фраз и эмоций. «Отправила?» - спросил Витя через пять минут. «Нет», - ответила я. «Почему?» - настаивал он. Что и требовалось доказать. Он присел на мои писульки, стало интересно читать их. А я? Я тебе как женщина совсем не интересна, так получатся? Как-то больно это полоснуло по сердцу, которое и так изобиловало всевозможными рубцами. Я же пишу, чтобы стать ближе, а ты еще больше отдаляешься! Снова риторический вопрос: зачем все это? Пиши, не пиши – это ничего не меняет. 


Следующее утро прошло в хлопотах, нужно было «подделать» квитанцию по оплате за сад. Скан нашла у соседки, дальше засовываем изображение в графическую программу и меняем цифры на нужные. Не, вы не поняли, я не нарушала закон! Просто оплата за прошлый месяц вовремя не прошла, и мне начислили автоматом за два. Пыталась сделать перерасчет, но в бухгалтерии отсутствовал человек, который этим занимается. Нужной суммы у меня не было, пришлось, так сказать, решать проблему своими силами, а навыков у меня для этого хоть отбавляй! Дальше дело техники, распечатать и заплатить. Вернувшись домой, я села за компьютер, чтобы в последний раз написать Вите. Да, я тоже сначала себе не верила, что хватит сил не писать ему. Но это письмо, которое было отправлено, действительно, стало в этой истории, последним: 
«Доброго времени суток... любимый... Не получилось у меня сопливого письма тогда. Я на работе была, там не очень получается «сопливить». И еще мешает куча вопросов, на которые ты никогда не ответишь.  Но я их все равно задам.  Ты не представляешь, как трудно жить в постоянном ожидании, и в итоге? Тебя нет. Напрашивается вопрос: «почему?», и само собой ответ, точнее два варианта: либо ты боишься , либо ты просто прикалываешься . Вариант, что ты «типа так занят», что не можешь найти свободного часика для меня, не прокатывает, потому что так не бывает! Значит, делаю выводы: тебе это не надо. Тут все понятно, здорово, когда по тебе кто-то сохнет да еще письма длинные пишет о том, «как трудно жить без автомата». Сама такая же была . Если я где-то ошиблась, то можешь меня исправить, разрешаю . В этом месте на меня нападает ступор. Потому что «умолять» тебя снова, чтобы мы встретились с целью создания волшебного секса, я уже не вижу смысла. Человек, который чего-либо хочет, ищет возможность, а не причины. Но я все-равно тебя люблю…  Что-то я стала это часто писать . Больше не буду. На будущее: если вдруг, на тебя снова начнут влиять «магнитные бури», природу которых я пытаюсь понять, но безуспешно, и ты захочешь встретиться – звони. Я всегда буду рада тебе . Но доставать тебя своими «писульками» больше не буду».


Конечно же, ждала и надеялась на ответ. И, все-таки не удержалась, поздравила его с днем рождения! Смс-ка была всего в два слова, а в ответ я получила три буквы, ну нет, не те три буквы, а эти – «спс» и четыре квадратика, мой телефон не читал формат его смайликов. До сих пор интересно, что они из себя представляют? Писать, естественно, я не перестала, накопилась куча не отправленной адресату корреспонденции. 


Поиски работы наконец увенчались успехом! В одно учреждение требовался менеджер отдела доставки. Скромная зарплата с лихвой окупалась своим местоположением, на работу можно было ходить пешком, и сфера деятельности была мне очень близка – писать письма, запросы, составлять акты о недопоставленных изданиях. Очень порадовал руководитель, поверьте, мне есть с кем сравнить. Алина Валерьевна всегда отвечала на вопросы, даже на очень глупые, а таких первые два месяца задавалось предостаточно. Когда напартачишь, можно, не боясь, сказать ей об этом, потому что она не будет тыкать тебя носом, где и что ты сделала неправильно, а вместе с тобой найдет решение проблемы. И впервые за всю свою жизнь я шла на работу с легкостью, не наступая себе на горло или другой орган. В нашем офисе все сотрудники ее обожали, и я с удовольствием вступила в их ряды. 


Мои чувства к Вите продолжали жить, с ними заодно были и мои желания, и мои мечты. Я перестала сопротивляться, пытаться разлюбить и убеждать себя, что все это пустая трата времени. Пару раз я натыкалась на него в он-лайне, но Витя не делал никаких попыток мне написать, и я тоже молча смотрела на зеленый значок аватарки. Когда покидаешь ринг, жизнь перестает тебя дубасить, не помню, кто сказал, но верно подмечено. Мне стало проще балансировать в реальности, таких глубоких погружений на дно уже не было. Иногда потеребит тихонечко и отпустит, это прекрасно! Мои родители стали всерьез беспокоиться, что я до сих пор одна, без крепкого мужского плеча. А мне хорошо одной, лучше быть так, чем с кем-то, а думать о нем. Это же бред! И этот бред я уже имела глупость прочувствовать на себе. Как сказал Омар Хайям – уж лучше голодать, чем что попало есть, и лучше быть одним, чем с кем попало спать. Сейчас моя жизнь представляет именно то, чего я хотела, когда решила уйти от мужа. Только саднящая боль напоминает каждый день о нем. Если человеку жизнь послала одиночество, значит, это не просто так, а с целью дать время на осмысление самого себя. Хоть мне и нравилась моя работа, но это точно не мое призвание! А где мое? Может перед носом? А я сама себе боюсь в этом признаться? Ведь я не могу изменить текущий сценарий событий, но могу написать другой…


ЭПИЛОГ 
Солнечные лучи нашли-таки щель в занавесках и защекотали ее ресницы. Она сонно пыталась смахнуть надоедливого солнечного зайчика, который потревожил ее сон. Глубоко вздохнув от незапланированного пробуждения, открыла глаза и улыбнулась. Он тихонечко сопел, по-детски подвернув руку под голову, и это был не сон! Мужчина всей ее жизни был абсолютно реален. Разбудить его приятностью? Нет, пусть еще поспит. Дети были в гостях у бабушек, поэтому можно не торопиться. Она на цыпочках, чтобы не нарушить его сон задернула шторы и ушла в душ. Сделала себе кофе и по привычке забралась на подоконник. Глядя в окно, она наслаждалась зеленью и синим небом без единого облачка. Как это прекрасно – улыбаться каждому новому дню! Ведь ты любишь и любима… Солнце уже довольно высоко поднялось, все, хватит дрыхнуть, я соскучилась! Она решительно, но тихо направилась в спальню, трепет охватил все ее существо, как в первый раз, ей-богу! Но только она коснулась постели, как была поймана, он уже ждал ее. Тела переплелись, наслаждаясь друг другом… После упоительного танца, он, наблюдая, как она медленно возвращается в реальность, с улыбкой рявкнул:
- Женщина! Я жрать хочу! – его глаза смеялись.
- Началось… - с улыбкой протянула она.
- Что значит «началось», у тебя мужик в доме, где еда?! – не унимался он.
- Понеслось… - не меняя интонации, она продолжила. - Еда обычно водится в холодильниках или супермаркетах, карту нарисовать? – за что получила подушкой по попе. 
- Ты даже не представляешь, сколько я знаю мест, где можно вкусно поесть, - угрожающе начал он.
- Ой, ну не веди себя как старая истеричная женщина, чуть что, сразу к маме! – их шутливая перепалка доставляла удовольствие обоим. Но насчет еды он прав, пора обедать, а мы еще не завтракали. Постель манила и звала еще поваляться и подурачиться, но их желудки, как сговорились, и заурчали одновременно. Пришлось идти на кухню, а некоторые продолжали нежиться в кровати с пультом в руке. Чтобы жизнь малиной не казалась, она решила «одарить» его просьбой:
- Коть, поменяй бутылку в кулере, вода закончилась, - полуобиженным тоном попросила она.
- Я здесь причем? Где я и где кулер? – ехидно улыбнулся он.
- Ну, коть, она тяжелая, - да, она вполне могла сделать это сама, но дело уже было принципом.
- И чего? – продолжал упираться он.
- Она тяжелая, ты тяжелый, и у тебя есть уникальная возможность проявить свою «тяжелость» во всей красе! – Подушка полетела по направлению к ней, она, смеясь, сорвалась с места обратно на кухню, подушки сегодня в ходу. Продолжая готовить завтрак, плавно переходящий в обед, она улыбалась вспоминая события минувшего утра. За спиной послышались крадущиеся шаги, она инстинктивно напряглась, ожидая, что сейчас будут считать ее ребра, но со вчерашнего дня их количество не поменялось! Чего их считать каждый день, готовила она мысленную реплику, чтобы сказать ее вслух. Но… его ладонь нежно коснулась шеи и поползла ниже… С ее губ сорвался вздох, знакомая нега заполнила ее тело, только в его руках она становилась пластилином и таяла… Почему? Это уже неважно… Остановись мгновение… ты… прекрасно… вспыхнула последняя мысль и растворилась в нем…

2011-2014 г. 

 


Опросы

Что для Вас важно ?